ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В церковно-исторической науке особое внимание традиционно уделяется миссионерской деятельности христианской Церкви. Заповедь Спасителя ученикам – «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа!» (Мф 28:19), – являлась и на протяжении всей истории Церкви Христовой остается основополагающим принципом миссионерской деятельности Церкви. Первыми проповедниками евангельского слова были святые апостолы. Их подвиг Церковь ставит выше других подвигов.[i]

Подвиг святых подвижников, последовавших примеру апостолов, Церковь приравнивает к подвигу апостольскому и прославляет в чине «равноапостольных».

Исследования, посвященные святым подвижникам-миссионерам, многочисленны и разнообразны. Общие труды православных, католических и протестантских ученых по истории Церкви затрагивают разные аспекты миссионерской деятельности Церкви. О равноапостольных подвижниках Церкви написаны сотни специальных исследований. В то же время, прежде всего, в православной церковно-исторической науке до сих пор имеются серьезные лакуны. Фактически не исследованы многие аспекты христианизации Скандинавии, в частности, крещение Норвегии.

На наш взгляд, это связано с тем, что свет Христовой веры достиг Скандинавского региона в переломный момент истории Вселенской Церкви – X-XI века. Поэтому, с одной стороны, история христианства в Скандинавии после крещения этих стран рассматривается как история Католической церкви. С другой стороны, изучение этого периода ставит перед исследователями «неудобные» вопросы, среди которых особо следует выделить вопрос рецепции святых неразделенной Церкви, живших на рубеже первого и второго тысячелетий.

История взаимоотношений России и стран Скандинавии насчитывает более тысячи лет. В последние три десятилетия приходы Русской Православной Церкви открылись во всех странах Скандинавского региона. Тысячи православных людей, принадлежащих к Русской Православной Церкви, живут в этих странах, и для них история христианства, святых просветителей и покровителей этих стран не является отвлеченным вопросом. Поэтому данное исследование, на наш взгляд, представляет не только научный интерес, но и имеет серьезное практическое значение.

Св. Олав Харальдссон, просветитель Норвегии, до настоящего времени в силу многих обстоятельств не канонизирован Русской Православной Церковью, хотя по всем формальным и неформальным признакам он должен быть отнесен к святым неразделенной Церкви. В Норвегии местное прославление святого Олава произошло буквально через год после его кончины, то есть в 1031 году.

В данной работе впервые в православной церковно-исторической науке предпринята попытка целостного изучения жизни св. Олава Харальдссона (995-1030), просветителя Норвегии. В то же время вопросы, которые связаны с жизнью святого Олава и оценкой его деятельности,  не являются узкоспециальными, представляющими интерес только для ученых или  православных людей, проживающих в Норвегии. Эти вопросы выводят исследователя  в сферу вселенского Православия, Единой Христовой Церкви и ее святых, независимо от той страны или местности, в которой они проживали.

Цель, задачи и методология исследования.

Целью данной кандидатской диссертации является изучение и анализ жизни и подвига святого конунга Олава Харальдссона, просветителя Норвегии в контексте истории распространения христианства в Норвегии и Скандинавии в XI веке.

Для достижения этой цели нами были поставлены следующие исследовательские задачи:

  •   изучить и дать характеристику особенностям христианизации Скандинавии и Норвегии в контексте истории Европы X – XI вв.;
  •   изучить и проанализировать основные источники, научные монографии и исследования, посвященные жизни святого просветителя Норвегии;
  •   проанализировать жизнь святого Олава и описать главные жизненные этапы святого Олава;
  •   охарактеризовать христианизаторскую и просветительскую деятельность святого Олава;
  •   провести анализ характера святости просветителя норвежской земли.

Предметом исследования является история крещения Норвегии и некоторые аспекты христианизации Скандинавского региона в конце X – начале XI веков.

Объект исследования – жизнь святого благоверного князя Олава Харальдссона, просветителя Норвегии, его миссионерская и государственная деятельность, а также плоды трудов и посмертные чудеса, им совершенные.

Хронологические рамки исследования определяются, прежде всего, годами жизни святого Олав Харальдссона, то есть 995-1030 годами, но выходят за их рамки и охватывают практически весь X и первую половину XI века.

Географические рамки кандидатской работы охватывают главным образом Норвегию, Скандинавский регион и страны, где святой Олав бывал в различные периоды своей жизни (Англию, Францию, Россию).

В процессе работы над кандидатской диссертацией нами использовались следующие общенаучные и специальные методы исследования:

· источниковедческий;

· сравнительно-аналитический;

· сопоставительный;

· метод аналогий;

· дедуктивный.

Вышеперечисленные методы базируются на методологии системного подхода

Источниковая база.

Источники, в которых содержатся повествования о жизни святого Олава, очень многочисленны и разнообразны по характеру, и зачастую отличаются противоречивыми оценками личности св. Олава. Один из исследователей вопроса, норвежский ученый П. С. Андерсен, заметил, что «это самое богатое по наличию источников наследие, которое дошло до наших дней о каком-либо норвежском конунге Средневековья»[ii]. При работе над данным исследованием автором использовались источники как на языке оригинала (латинский), так и различные переводы, прежде всего, с древненорвежского языка на норвежский, новонорвежский, английский, русский языки.

Дошедшие до нас источники можно разделить на три основные группы:

— скальдические песни

— церковные жизнеописания

— саги и хроники.

Отдельно нужно выделить

— вспомогательные источники

·                        Скальдические песни.

 Самые древние памятники по времени своего создания, эти источники традиционно считаются наиболее достоверными. Их авторами являются исландские дружинники, приближенные норвежских конунгов, или же исландцы, творившие у себя на родине. Известны имена более трехсот скальдов. Критики обычно отдают предпочтение скальдическим песням, и если эти песни цитируются в последующих произведениях, сагах или хрониках, они сразу приобретают большую степень доверия. Приведем здесь объяснение Снорри Стурлусона, автора саг о святом Олаве, обильно цитирующего скальдические песни: «Они  составлены скальдами, которые лично знали короля и на некоторое время пережили его, а затем были сложены в стихи, которые из поколения в поколения заучивались наизусть»[iii]. В Прологе к сагам сам Снорри говорит буквально следующее: «Ибо, хотя у скальдов в обычае всего больше хвалить того правителя, перед лицом которого они находятся, ни один скальд не решился бы приписать ему такие деяния, о которых все, кто слушает, да и сам правитель знают, что это явная ложь и небылицы. Это было бы насмешкой, а не хвалой»[iv].

Выдающийся советский ученый, филолог-скандинавист, М. И. Стеблин-Каменский, дает такую современную оценку скальдических стихов как исторического источника: «Исследования историков полностью подтвердили оценку скальдических хвалебных песней как наиболее надежного источника, и даже делались попытки написать древнейшую историю Норвегии, основываясь исключительно на скальдических стихах. Дело в том, что стихи скальдов, крайне своеобразные по форме, не менее своеобразны по отношению в них формы к содержанию: они были всегда продуктом осознанного творчества, но это было творчество, направленное только на форму, а не на содержание, вследствие чего вымысел и был в них невозможен»[v].

·                        Церковные жизнеописания. 

Прежде всего, здесь речь идет о Passio et miracula beati Olavi,[vi] «Страдание и чудеса святого Олава». Это сказание было написано на латинском языке, по всей видимости,  около 1180 года норвежским архиепископом Эйстэйном Эрлендссоном (Øystein Erlendsson, 1161-1188). Оно является одним из наиболее древних документов. Л. Лангслет характеризует Passio как жизнеописание, в котором «пространно говорится об идеале святости… но очень немного о характере и жизни исторического Олава»[vii].

Существуют две версии этого сказания, схожие между собой, ранняя и поздняя. Ранняя редакция является одновременно и более краткой. Более краткая версия была широко распространена и легла в основу скандинавских требников (бревиариев).

·                        Саги и хроники.

К этой категории относится большинство сохранившихся источников.[viii] Упомянем основные из них. Прежде всего, это исландские саги о святом Олаве:

Две короткие первоначальные саги, которые содержали повествования о святом конунге, не дошли до нас, но считается, что именно они послужили источником для авторов более поздних саг. Авторы этих саг Сэмунд Сигфуссон (1056-1133) и Ари Торгильссон (1068-1148).

Автор Древнейшей Саги об Олаве Святом (Den eldste saga), написанной, вероятно, в конце XII века, неизвестен. Сохранилось только шесть-семь фрагментов этого произведения.

Мы также не знаем автора Легендарной саги, которая была предположительно написана в первое десятилетие XIII века, вероятнее всего, в Исландии, но на древненорвежском языке. Невероятно, но эта сага в течение почти 800(!) лет пролежала непереведенной на современный язык, а потому до сих пор почти незнакома для большинства ныне живущих норвежцев. Впервые ее перевод на современный язык (немецкий) был осуществлен в 1982 году. А перевод на современный норвежский, причем не на более распространенный письменный язык букмол, а на новонорвежский (nynorsk) был осуществлен лишь в самом конце второго тысячелетия и соответствующее издание увидело свет только в 2000 году![ix]

Стюрмир Карасон, приор одного исландского монастыря, написал еще одну сагу о святом Олаве (Styrme Kårasons saga om Olav den helliges liv), предположительно, около 1220 года. Данная сага не сохранилась, но цитируется в других сагах, прежде всего Снорри Стурлусоном в его Большой саге об Олаве, и, кроме того, некоторые ее фрагменты приводятся в исландских сборниках.

К периоду между 1220 и 1230 годами относятся еще две  «королевские саги»– так называемые «Гнилая Кожа» (Morkinskinna) и «Красивая Кожа» (Fagrskinna). По всей видимости, их авторами являются исландцы, жившие в Норвегии.

Наконец, следует назвать шедевр Снорри Стурлусона – Большую сагу о святом Олаве.[x] Написанная почти 200 лет спустя после битвы при Стиклестаде, она предоставляет обильнейший материал, касающийся жизни святого конунга. Т. Н. Джаксон дает следующую характеристику творчества Снорри Стурлусона: «Несомненной вершиной развития жанра королевской саги считаются сочинения крупнейшего исландского хёвдинга, политического деятеля, историка, знатока скальдических стихов Снорри Стурлусона»[xi].

Помимо Большой саги о святом Олаве, существует и более краткая ее версия, содержащаяся в «Хеймскрингла» (Heimskringla) – «Круге земном», истории Норвегии до 1177 года, автором которой является также Снорри Стурлусон. Наличие двух редакций одного и того же произведения имеет свое объяснение: «С одной стороны это совершенно отдельная работа (Легендарная сага), независимая от цикла саг (Круга земного) и отличающаяся от Саги о святом Олаве, содержащейся в Круге земном. С другой стороны, эта работа в гораздо большей степени соответствует содержащейся в Круге земном,  так что эти произведения могут рассматриваться как редакции одной и той же саги»[xii].

На русский язык саги Снорри Стурлусона были переведены благодаря усилиям М. И. Стеблин-Каменского, при его непосредственном участии, под его общей редакцией и руководством.[xiii]

Норвежские хроники об Олаве относительно краткие и существуют в трех небольших произведениях, из которых два написаны на латинском языке и одно – на древненорвежском:

— «История о древних норвежских королях»[xiv] (Historia de antiquitate regum Norvagiensium), написанная монахом Теодориком в конце XII века.

— «Обзор норвежских королевских саг»[xv] (Ågrip af Norges konunga sogum), написанный неизвестным автором также в конце XII века. Рукопись сохранилась на древненорвежском языке.

— «История Норвегии»[xvi] (Historia Norvegiae); ее автор также неизвестен, возможно, это был норвежский священник, живший в середине XII, или в начале XIII века. Это латиноязычная история норвежских конунгов, сохранившаяся в единственной рукописи.

К обильному норвежскому историческому материалу присоединяются и иностранные источники.

 «Хроника Адама Бременского»[xvii]  (ок. 1075 года), составленная для Бременско-Гамбургской архиепископии, к которой тогда относилась Норвегия, имеет очень высокий кредит доверия. Это произведение имеет большое значение и при изучении истории появления христианства в других скандинавских странах, прежде всего, в Дании и Швеции.

Некоторые интересные и важные факты, касающиеся жизни св. Олава, отмечены в «Деяниях Нормандских герцогов»[xviii] Gesta Normanorum Ducum, написанных Вильгельмом Жюмьежским (Guillaume de Jumiéges) в XI в., а также в Английских хрониках.[xix]

·                        Вспомогательные источники.

С конца XIX века начался новый период в исторической науке в Норвегии. Письменные свидетельства, а именно саги, постепенно стали утрачивать значение единственного источника сведений по истории Норвегии и появления в ней христианства. С конца XIX века и в особенности в XX веке начинают активно привлекаться данные других наук и смежных дисциплин.

Благодаря новым исследованиям и открытиям в области археологии, истории религий, истории искусства, истории литературы, литургики, изучению рунических записей, а также развитию обществознания и ряда других научных направлений, появились дополнительные сведения по изучаемому периоду. Эти сведения помогли в некоторых случаях убедиться в достоверности и надежности сообщений авторов саг. В других случаях, напротив, повествования литературных источников оказались в противоречии с новыми научными данными.

Историография вопроса.

·                        Литература на иностранных языках

Нужно сказать, что исследовательская литература о святом Олаве написана преимущественно на норвежском языке, что совершенно естественно. Однако опубликовано немало работ на датском и шведском языках. Существуют переводы некоторых монографий на английский и немецкий языки. В то же время на немецком и английском языках существуют и оригинальные монографии.

Однако практически до конца XX века не было отдельных серьезных исследований, посвященных непосредственно святому Олаву. Как заметил ученый Л. Лангслет: «Поразительно мало было написано о нем. Большее внимание уделялось теме колебания цен на соль и сельдь»[xx]. Одно из немногих исключений в этом отношении представляет работа Г. Фетта «Святой Олав – вечный король Норвегии»[xxi], вышедшая в Осло в 1938 году.

Наверное, это одна из загадок-парадоксов, связанных с именем святого конунга. Правда, существуют попытки объяснить весьма незначительное до недавнего времени количество исследований о св. Олаве: «Было ли табу на написание произведений о конунге, который, к несчастью, оказался еще и святым, столь решительным в лютеранской Норвегии? Вряд ли, во всяком случае, в нашем столетии. Скорее, объяснение этого факта заключается в том, что это задача слишком сложная, практически неразрешимая»[xxii](выделено мной – Д.М.).

Среди общих трудов по истории Норвегии выделяются фундаментальные труды А. Бюгге «История Норвегии»[xxiii]  (“Norges Historie”, 1910 г.) и П. Мюнка «История норвежского народа»[xxiv] (“Det norske Folks Historie”) в четырех томах, вышедший в Осло в 40-е годы прошлого века. Правда, после появления этого объемного издания появилось много новых исследований в области историографии и археологии, так что, безусловно, некоторые положения историка могут быть пересмотрены. Нужно заметить, что при написании своей «Истории» П. Мюнк использовал, помимо норвежских, источники из британских, французских и немецких архивов, а также немалое время работал в Ватиканском архиве.

Первый большой и серьезный труд, написанный о святом Олаве, появился лишь в 1985 году. Автором книги «Святой Олав» является Вера Хенриксен.[xxv]

После этой монографии в свет вышло немало работ об Олаве Харальдссоне, раскрывающих разные аспекты деятельности великого норвежца. Среди работ наших современников наиболее известны труды историков Э. Гюннеса[xxvi] и П.С. Андерсена[xxvii] из Осло, С. Багге[xxviii] из Бергена, и Г. Блум[xxix] из Тронхейма.

Особенно интересна работа Л. Лангслета «Святой Олав»[xxx], хотя, по признанию самого автора, она не является научным академическим исследованием. Л. Лангслет – известный норвежский общественный деятель, писатель-энциклопедист, и другие его публикации, отличающиеся информативностью и нетривиальностью, также представляют большой интерес. Л. Лангслет часто предлагает свое видение сложных вопросов, связанных со святым Олавом. Будучи католиком, автор дает ответы или же пытается ответить на многие сложные вопросы интуитивно, и его позиция зачастую представляется нам очень близкой к православному мироощущению.

Отметим также работы протестантского епископа Фритьофа Биркели. Одна из них посвящена подробному анализу всей ранее написанной исследовательской литературы о христианизации Норвегии и потому может использоваться в качестве справочного материала по данной теме.[xxxi]

Из православных норвежских авторов можно выделить лишь священника Уле Петери Лерсет и его брошюру «Святой Олав – православный святой»[xxxii].

·                        Литература на русском языке

Среди немногочисленной литературы на русском языке, непосредственно затрагивающей изучаемый предмет, самая известная — работа Т. Н. Джаксон «Четыре норвежских конунга на Руси»[xxxiii]. Профессор Т. Н. Джаксон, известный специалист в области скандинавистики, в своей книге дает обширную библиографию по рассматриваемой проблеме.

Отдельным вопросам, непосредственно касающимся темы нашего исследования, посвящены статьи доктора исторических наук,  сотрудника Института Всеобщей Истории РАН Е. А. Мельниковой.[xxxiv][xxxv]

Интересный материал, связанный с некоторыми аспектами нашей работы, представлен в работах Ф. Б. Успенского[xxxvi], руководителя Центра славяно-германских исследований Института Славяноведения РАН. Ф. Б. Успенский, в частности, рассматривает некоторые юридические моменты, относящиеся непосредственно к канонизации святого Олава, имевшей место в 1031 году.[xxxvii]

Упомянем также работу протоиерея Стефана Красовицкого «Жизнеописание св. мученика Олафа, вечного короля и покровителя Норвегии»[xxxviii], изданную в Твери  в 1998 году. Насколько нам известно, эта работа является единственным изданием о святом Олаве на русском языке, носящем агиографический характер. Она представляет собой краткий пересказ Саги  Снорри Стурлусона об Олаве Святом из «Круга Земного».

В общих трудах по истории Норвегии на русском языке, вышедших в советский[xxxix] и современный[xl] периоды, святому Олаву Харальдссону и времени его правления посвящены небольшие главы общего характера.

Научная новизна исследования.

Научная новизна данной кандидатской работы заключается в следующем:

·                        впервые в русской церковно-исторической науке осуществлено исследование жизни и деятельности святого князя Олава, просветителя Норвегии;

·                        данное исследование является первым церковным исследованием в отечественной науке, посвященным периоду христианизации Норвегии (конец X – начало XI вв.);

·                        в координатах агиографического подхода обоснована святость Олава Харальдссона как просветителя Норвегии;

·                        жизнь и подвиги св. Олава рассмотрены с учетом всех факторов социально-экономического и духовно-политического развития Норвегии и прилегающих стран и регионов Европы;

·                        данное исследование рассматривает важнейший период христианства в истории Европы: просвещения светом Христовой веры новых стран и регионов, с одной стороны, и окончательного разделения Христианской церкви, с другой стороны;

·                        миссионерская деятельность св. Олава рассмотрена в контексте истории христианизации всего Скандинавского региона.

·                        последовательно и всесторонне использован потенциал системного подхода, позволивший обосновать и раскрыть целостную панораму христианизации Норвегии и целостный образ св. Олава с учетом самых разнообразных, многочисленных и противоречивых фактов, факторов и позиций, имеющихся в современной научной литературе по проблеме.

Положения, выносимые на защиту:

·                        Святой благоверный князь Олав является крестителем и объединителем Норвегии. Его подвиг является подвигом равноапостольным.

·                        В результате проведенного исследования раскрыт истинный образ святого Олава Харальдссона, кардинально отличающийся от распространенных в научной литературе трактовок его личности.

·                        Святость Олава подтверждается выявленными и описанными случаями чудесной помощи от него в прошлые времена и в наши дни.

· Обоснована необходимость и своевременность прославления Русской Православной Церковью св. Олава как яркого представителя святых неразделенной Церкви.

Практическая значимость и апробация исследования.

Результаты кандидатской работы имеют, прежде всего, практическое значение. Главным результатом нашего исследования является то, что проведенная работа представляет собой и доказательный материал для назревшей канонизации св. князя Олава – крестителя и просветителя Норвегии. Данная диссертация является церковно-историческим исследованием, заполняющим пробел в отечественной церковной науке, относящейся к христианизации Норвегии и всего Скандинавского региона. Результаты исследования могут быть использованы при изучении Истории Церкви в качестве вспомогательного материала, а также как пособие по изучению христианизации стран Северной Европы.

Апробация. Результаты исследования переданы для статейной публикации в студенческий сборник работ Московской Духовной Академии. Материалы диссертации были использованы автором при проведении встреч-бесед с прихожанами прихода в честь св. равноапостольной княгини Ольги в Осло, а также с прихожанами кафедрального собора в честь Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне.

Структура работы. Кандидатская диссертация состоит из предисловия, введения с обзором литературы и четырех исследовательских глав и заключения. В первой главе рассматривается историко-географический контекст жизни св. Олава, а также положение христианства в Северной Европе и Норвегии в период, предшествовавший деятельности святого конунга. Вторая глава посвящена непосредственно описанию жизни и трудов святого Олава как просветителя и объединителя Норвегии. В третьей главе дается краткий анализ результатов трудов святого Олава в Норвегии и за ее пределами, прежде всего, это касается почитания Олава как святого христианской Церкви. В Четвертой главе рассматриваются актуальные вопросы, связанные с почитанием и канонизацией св. Олава, а также мнения современных западных ученых относительно образа св. Олава. В заключении представлены выводы и конкретные практические предложения. В конце диссертации прилагается список использованных источников и литературы, список терминов и приложения.

Объем работы без приложений составляет 254 страницы (более 465 тысяч знаков).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Кандидатская работа предваряется Предисловием, в котором автором обозначается выбранная тема и излагаются личные, субъективные мотивы, побудившие к ее разработке и написанию.

В следующем за этим Введении обосновывается актуальность темы диссертации с точки зрения ее исследованности в церковно-исторической науке, содержится обзор источников и литературы, формулируются цели, задачи, методы исследовательской работы, излагается научная новизна диссертации, её практическая значимость и положения, выносимые на защиту.

Глава I «Христианство в Скандинавии и Норвегии до св. Олава» посвящена общей характеристике эпохи жизни св. Олава. В главе затрагиваются главные особенности социально-экономической ситуации в Европе на рубеже X-XI вв., а также основные аспекты христианизации Скандинавского региона в историческом контексте, непосредственно предшествующем жизни и деятельности св. Олава. Глава состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1. – «Христианство в Европе в XI веке» — дается схематичная характеристика политического развития Скандинавского региона и Норвегии на рубеже первого и второго тысячелетий и распространения в них христианства. Рассматривается эпоха викингов, определенным образом повлиявшая на судьбы стран Северной Европы. Кратко обрисовывается положение христианства в Европе накануне разрыва между Востоком и Западом. В этот период происходит массовое крещение народов Европы, прежде всего, Восточной и Северной.

В параграфе 1.2. – «Христианство в Скандинавии» — предлагается краткий очерк христианизации стран Скандинавского региона: Дании, Исландии, Швеции. Необходимость этого раздела обусловлена общими тенденциями и процессами, которые наблюдаются во всех странах Скандинавии, включая Норвегию.

Параграф 1.3. – «Христианство в Норвегии до св. Олава» — рассматривает основные версии появления христианства в Норвегии до XI века. В параграфе излагаются жизнь и деятельность предшественников св. Олава в деле христианизации Норвегии: св. Суннивы (X в.), первой норвежской святой, урожденной ирландской принцессы, а также норвежских конунгов Хокона Доброго ( 960) и Олава Трюггвасона ( 1000), заложивших первые реальные основы для дальнейшей проповеди Евангелия.

Глава II «Жизненный путь св. Олава» представляет подробное описание жизненных этапов просветителя Норвегии, от его рождения до гибели в битве при Стиклестаде.

Параграф 2.1. «Жизнь св. Олава до принятия Христианства» содержит повествование о предках Олава Харальдссона, в т.ч. о знаменитом Харальде Прекрасноволосом (X в.), первом объединителе Норвегии, о том, что было важнейшим фактором формирования мировоззрения молодого конунга. Также повествуется о родителях Олава, его рождении ок. 995 г. и воспитании.

В 12 лет Олав casino online Харальдссон, как многие дети знатных родителей того времени, отправляется в поход с викингами. Олав Харальдссон пробыл в походах около 8 лет. Первые годы этого периода прошли в набегах, обычных для викингов, но затем Олав имел возможность ознакомиться с культурой Европы, будучи в течение нескольких лет на службе у европейских государей Этельреда Английского и Ричарда Нормандского. При этом Олав проявил себя как смелый воин, талантливый предводитель и стал одним из последних великих викингов.

В параграфе 2.2. рассказывается о знакомстве Олава Харальдссона с Христианством best online casino во время походов в Европе. Принятие викингами христианства было довольно распространенным явлением. Предшественники Олава Харальдссона – Хокон Добрый и Олав Трюггвасон – также стали христианами во время своих походов.

Олав, по всей видимости, знакомится с христианской верой во время захвата викингами св. епископа-мученика при Альфеге, в Кентербери. Это знакомство, на наш взгляд, оказало решающее влияние на молодого викинга.

При  дворе английского короля Этельреда Неразумного Олав имел возможность глубже изучить основы христианства, и, по всей вероятности, принял святое крещение в Руане, где был принят с большим теплом герцогом Ричардом Добрым и его братом – архиепископом Робертом. Крещение Олава, произошедшее, скорее всего в 1013 году, упоминается в Деяниях Нормандских Герцогов: «Призванный архиепископом Робертом, святой Олав отвернулся от почитания старых богов, чтобы прийти к радости христианской веры. Многие из его людей сделали также. Он принял веру Христову, был очищен крещением и миропомазан архиепископом. Исполненный радости о принятой благодати, он вернулся в свое государство»[xli].

После принятия христианства Олав еще раз отправился в Англию, где взял с собой епископов и священников, после чего отплыл в Норвегию. Его решение было подкреплено сном, в котором он получил указание от Олава Трюггвасона о возвращении, и ему было предсказано, что он станет «Вечным королем Норвегии».

Вернувшись на родину ок. 1015 года, Олав Харальдссон приступил к воплощению своей заветной идеи – объединению разрозненных частей страны в единое целое – Норвегию. Наряду с государственными трудами св. Олав занимался просветительской деятельностью. В короткий срок большая casino online часть страны признала власть Олава Харальдссона.

Как государственный деятель святой Олав является, пожалуй, наиболее яркой фигурой норвежской истории. По мнению исследователей жизни конунга,  «Олав обладал несгибаемой волей, смелостью, решимостью в бою против превосходящего противника, которую только смерть смогла остановить, он был выносливым воином, выдающимся военачальником, политическим гением, какие встречаются крайне редко; он был одним из величайших людей, рожденных Норвегией»[xlii].

В 1024 году на тинге (собрании) в Мостере, после нескольких лет миссионерских трудов Олава христианство объявляется единственной дозволенной религией. Норвегия  становится христианской страной. Всего на поприще проповеди св. Евангелия св. Олав потрудился более 12 лет.

В современной западной исторической литературе превалирует мнение о жестком характере миссионерской деятельности Олава Харальдссона, имея в виду принудительные меры и способы обращения норвежцев в христианскую веру.

Но, во-первых, как считают некоторые ученые, «такая форма проповеди была совершенно не столь распространена, как многие думают. Когда Олав Харальдссон путешествовал вдоль берегов Норвегии с целью It is most likely that her sagittarius horoscope today Ascendant prompted her to marry a rich man who enabled her to become part of an outstanding Hollywood dynasty. объединения страны и христианизации, народ, судя по всему, принимал Христианство без особого сопротивления»[xliii].

Во-вторых, по мнению авторитетного исследователя, «нужно отметить, что авторы саг могли преувеличивать жестокие моменты обращения (в новую веру)»[xliv].

В-третьих, христианство как единственная истина была, по глубокому убеждению св. Олава, благом для государства. Значит, принятие христианства становилось долгом гражданского подчинения конунгу, повиновения в государственном деле, которое было направлено, в конечном счете, на личное благо каждого подданного и на благо всей Норвегии! Поэтому Олав, запретивший жестокие языческие обычаи, издавший при поддержке большинства народа христианские законы, выступает как государь, имеющий полное право требовать подчинения государственным законам! Кроме того, Олав Харальдссон применял силу лишь тогда, когда это касалось непосредственно национальных интересов, объединения страны и устранения причин возможного или фактического неспокойствия в государстве.

В-четвертых, как говорит об этом сам Олав перед последней битвой: «Бонды[xlv] заслуживают того, чтобы с ними поступили так, как вы предлагаете… Их жгли по моему велению, когда они отступались от правой веры и впадали в язычество, не слушая моих слов. Мы должны были тогда наказывать их за измену Богу…. Я могу простить измену мне теперь, но я не мог простить им их измену Богу»[xlvi]. Таким образом, применение силы чаще всего имело место в случае отступления от веры.

Помимо введения христианского закона и запрета языческих обычаев в своем государстве, св. Олав проявил себя как выдающийся храмоздатель, неутомимый проповедник. Ближайшим помощником св. Олава в деле просвещения Норвегии был английский епископ Гримкель.

В параграфе 2.3.  «Кончина св. Олава» рассматривается последний период жизни норвежского конунга.

В разделе 2.3.1. излагаются причины возникновения противостояния между конунгом Олавом и его противниками. Св. Олав после нескольких лет мирного правления достиг невероятных успехов. Но в силу разных причин ситуация кардинально изменилась. Убедительную трактовку ситуации, приведшей в конечном итоге к гибели святого Олава, предлагают советские ученые:  «Усиление королевской власти, приобретение ею новых прав и полномочий, расправа с язычеством и его приверженцами, вообще политика открытого разрыва со старыми порядками, которую Олав Харальдссон проводил более решительно и последовательно, нежели его предшественники, породили глубокую вражду между ним и значительной частью старой знати, нашедшей поддержку у многих бондов… Норвежские хёвдинги предпочитали далекого чужеземного государя самовластному правителю из дома Харфагров, вмешивавшемуся в их дела»[xlvii].

Пагубную роль сыграла и политика могущественного Кнута Великого. По сообщению хроники Флоренция из Вустера, «Кнут, король Англии и Дании, узнал, что норвежцы не уважают своего конунга Олава из-за его мягкости и простоты, справедливости и благочестия. Тогда он послал большие суммы золота и серебра некоторым из них, честно упрашивая их отвергнуть и низложить Олава, и, подчинившись ему, принять его как своего короля. Они с жадностью приняли взятки и составили ответное послание Кнуту, что online casino они готовы принять его, когда бы он ни решил приехать»[xlviii].

В разделе 2.3.2. исследуются причины бегства Олава Харальдссона на Русь и рассматривается значение периода пребывания святого у благоверного князя Ярослава Мудрого.

   Когда Олав узнал об общих настроениях, он понял, что бессмысленно бороться против всех. Победить внешнего неприятеля, не имея поддержки внутри государства, было невозможно. После нескольких неудачных сражений Олав принимает решение покинуть страну, где его присутствие не было желанным.

Св. Олав отправляется сначала в Швецию, оттуда на Русь, где жила сестра его жены – Ингигерд – дочь шведского конунга, ставшая женой св. благоверного князя Ярослава Мудрого. Олав был очень тепло принят великим князем и княгиней, с которой его связывала большая дружба, и провел на Руси почти целый год. Именно этот период жизни, непосредственно предшествовавший возвращению Олава в Норвегию, гибели в последней битве и его прославлению в лике святых, некоторыми исследователями считается ключевым: «Это был решающий год в жизни конунга»[xlix].

Значение этого года для Олава заключается, прежде всего, в полном подчинении своей жизни духовному деланию и христианскому совершенствованию и возрастанию. Снорри дает такое описание, которое воспринимается психологически очень выверенным: «Говорят, что Олав конунг был набожен и благочестив всю свою жизнь. Но когда он увидел, что теряет власть, а враги его становятся все могущественнее, он все свои помыслы устремил к Богу»[l].

Снорри говорит и о том, что святой Олав все меньше думал о власти, о возможности возвращения себе норвежского трона, а помышлял о горнем, о паломничестве, все более углубляясь в молитву. Такое свидетельство разделяют и многие исследователи, считая, что в этот spielautomaten период в душе конунга произошли глубокие изменения. «Кажется, что он сначала решил оставить мысль о возвращении в Норвегию и намеревался совершить паломничество в Святую Землю, а затем удалиться, чтобы проводить жизнь в молитве. Нет сомнения, что в то время, которое он провел на Руси, его природный религиозный настрой еще более углубился и укоренился и вынужденный период бездеятельности дали возможность изучить более глубоко истинный дух христианской веры, в утверждение которой он был так усерден»[li].

Раздел 2.3.3. посвящен тем обстоятельствам, La seconde chose e considerer concerne les casino jeux . которые подвигли св. Олава вернуться в Норвегию.

На Руси, во время своих сомнений и колебаний о необходимости возвращаться св. Олав увидел сон, в котором конунг Олав Трюггвасон, предшественник св. Олава в деле христианизации Норвегии, сказал ему: «Ты мучаешься и не знаешь, как поступить? Меня удивляет, что ты никак не можешь принять решение, а также, что ты собирался сложить с себя звание конунга, которое дано тебе от Бога… Лучше возвращайся в свои владения, которые тебе достались по наследству. Ты долго правил там с Божьей помощью и не позволял своим подданным запугивать себя. Слава конунга в том, чтобы побеждать своих недругов, и славная для него смерть – пасть вместе со своими людьми в битве. Или ты сомневаешься, что будешь сражаться за правое дело? Ты не должен обманывать себя. Поэтому ты можешь смело возвращаться в свою страну, и Бог даст тебе знамение, что она – твое владение»[lii].

Внешние обстоятельства, которые сопутствовали решению вернуться, были таковы. После того, как Олав покинул Норвегию, единовластным правителем там остался Хокон ярл. Летом 1029 года Хокон поплыл в Англию за своей невестой. Через несколько месяцев, поздней осенью он возвращался обратно в Норвегию, но погиб, когда его корабль попал в шторм и затонул. Бьёрн Окольничий привез эту весть конунгу на Русь. И вновь в Норвегии не осталось правителя.

В разделе 2.3.4. описываются события и обстоятельства, предшествовавшие последней битве Олава Харальдссона, которая произошла 29 июля 1030 года в местечке Стиклестад[liii], недалеко от Тронхейма.

Эта битва не представляла собой, строго говоря, противостояния христиан и язычников. Войско Олава перед последней битвой насчитывало около трех тысяч шестьсот человек, из которых около девятисот были язычниками. Войско «бондов» превосходило численно войско святого Олава почти в два раза. Хотя это сражение и не было противостоянием христиан и язычников, но все же, как отмечает известный историк «те, кто противостоял конунгу, были в основном уцелевшие из старой языческой партии…»[liv].

Поразительно, насколько в этот последний период жизни святой Олав старается соответствовать евангельскому духу. Так, Снорри повествует: «Рано утром армия Олава исповедовалась и причастилась. Говорят, что в это время конунг дал определенную сумму денег для того, чтобы после битвы возносились молитвы за его врагов, павших в битве»[lv]. Конунг убежден в правоте своего дела и говорит: «Что касается тех, кто будет с нами и погибнет в этом бою, то мы все и так будем спасены» [lvi]. Далее святой Олав проводит почти всю ночь в молитве.

За несколько часов до битвы, в ожидании войска бондов, Олав задремал и видел сон, который предвещал ему скорую кончину: он восходил на небо по лестнице и дошел до последней ступени.

Раздел 2.3.5. посвящен описанию битвы при Стиклестаде.

С наступлением дня началась битва. Войско св. Олава занимало лучшую позицию, но благодаря значительному превосходству в силе противник отбил первоначальную атаку и успешно перешел в наступление. Около полудня св. Олав, сражаясь с численно превосходящим противником, был несколько раз ранен, но продолжал сражаться и молиться за своих врагов. Торир Собака нанес св. Олаву смертельную рану. После гибели святого Олава остатки его войска не могли более сопротивляться и были вынуждены спасаться бегством. Св. Олав проиграл casino online свое последнее сражение. Его тело было тайно погребено.

В следующем разделе 2.3.6. описываются события после смерти Олава Харальдссона и его прославление в лике святых.

Прошел ровно год, и тело погибшего конунга чудесным образом было найдено нетленным. После обретения тела Олава стали совершаться чудеса. 3 августа 1031 года епископ Гримкель с согласия всего народа провозгласил конунга Олава святым. Явные чудеса стали причиной того, что его бывшие враги раскаялись и признали Олава святым. Причем главный убийца святого – Торир Собака – получил исцеление еще во время битвы: после гибели св. Олава он ослеп, но, случайно помазав свои глаза кровью от раны конунга, возвратил зрение.

<p class=»MsoNormal» style=»margin-right: 4pt;text-align: justify;text-indent: playned.com 1cm»>Сведения о чудесах содержатся и в самых ранних и достоверных сказаниях о жизни святого – скальдических стихах. Всего в источниках упоминается 66 чудес разного рода, чаще всего исцеления людей.

Тело святого Олава было положено в соборе в Тронхейме, ставшем местом многочисленного паломничества в XI-XV вв.

В параграфе 2.4.  «Конунг Олав – черты святости» проводится анализ сведений жизнеописаний Олава Харальдссона, позволяющий определить характер подвига святого.

После общих наблюдений в разделе 2.4.1. даются конкретные примеры христианского образа жизни св. Олава из повествования Снорри Стурлусона в разделе 2.4.2.: «Обычно конунг вставал рано утром, одевался и мыл руки, а потом шел в церковь к заутрене…. Он прилагал все силы, чтобы искоренить язычество и те древние обычаи, которые, по его мнению, противоречили христианской вере… Олав конунг был человеком добродетельным, сдержанным и немногословным».[lvii] Далее еще раз подчеркивается значение последнего периода жизни, который святой Олав провел на Руси, а также его образ – образ глубоко верующего человека, возложившего все свое упование на Бога, – который предстает перед нами в последние недели, дни и часы перед битвой на Стиклестаде.

В отдельном разделе 2.4.3. приводятся сведения источников о прижизненных чудесах св. Олава.

Глава III «Плоды трудов святого Олава» содержит сведения и повествования о различных чудесах, произошедших после гибели святого. Кроме того, рассматриваются и анализируются результаты разносторонней деятельности норвежского конунга.

В параграфе 3.1. «Почитание св. Олава в Норвегии по его кончине» последовательно приводится описание посмертных чудес святого конунга. В разделе 3.1.1. приводятся факты из повествования Снорри Стурлусона. В следующем разделе 3.1.2. дается список основных чудес, содержащихся в других источниках.

Раздел 3.1.3. посвящен теме почитания св. Олава в Норвегии. Само по себе резкое изменение народного отношения к святому, по мнению многих исследователей, является очень важным моментом: «Норвежцы не меняют быстро своего мнения! – здесь же произошло невиданно быстрое изменение в мыслях норвежцев… Здесь заключается центр (ядро) той In qualsiasi momento potrai consultare le tue vincite al migliori online casino effettuando il login ed entrando nel tuo «profilo» a «movimenti e giocate». тайны – в этом изменении общего настроения, которое привело к прославлению святого. Объяснение помогает лишь частично».[lviii] Почитание св. Олава стало всенародным. День его памяти, получивший особое название – Улсок (Olsok) – приобрел значение национального праздника и продолжался в течение нескольких дней.

В дни празднования святого Олава люди шли со всех концов Норвегии в Нидарос[lix].[lx] Некоторые проходили сотни километров, чтобы прийти почтить память святого конунга. Ночь накануне праздника люди проводили в молитве. В самый день праздника святого Олава, 29 августа, совершалась Литургия (месса) и крестный ход. Торжества имели два кульминационных дня, в которые память святого Олава совершалась особо торжественным образом.

В заключительном разделе 3.1.4. рассматривается история вопроса почитания св. Олава в Норвегии в современный период. В What are you waiting Composes par des mini casino jeux en ligne gratuits solo principalement d’adresse ou de grattage, jouer e ces sites de jeu vous permet d’obtenir des cadeaux gratuitement tels que voiture, argent, voyages. for? Play cash casino games online now!Your Information is Private. XVI в. Норвегия, находившаяся под властью Дании, вынуждена была online casino canada принять церковную Реформу. С приходом Реформации церковь в Норвегии полностью утрачивает свое былое значение. Многие норвежцы вовсе не желали принимать реформу, но государственная власть в лице датских королей, по сути, не оставила им выбора. «Реформация в Норвегии была гораздо в большей степени политическим, нежели религиозным делом»[lxi]

Раку с мощами святого Олава в кафедральном соборе Тронхейма ждала печальная участь. Современный исследователь А. Свеен пишет: «Когда с установлением датского владычества около 1530 года Реформация пришла в Норвегию, обе гробницы –  и золотая casino online и серебряная были отправлены в Копенгаген и там переплавлены… В 1560-е годы Тронхейм был захвачен шведами. Они разорили гробницу с dgfev online casino останками святого Олава[lxii] и разграбили остававшееся золото из захоронения Олава. Гроб затем был обратно принесен в Нидарос, но там он был закопан тайно, чтобы воспрепятствовать дальнейшему почитанию святого Олава. В настоящее время неизвестно, где находятся останки святого конунга»[lxiii].

Насилие над Церковью и церковной традицией, конечно, не могло не отразиться на народном сознании. Хотя народная любовь фактически потеряла возможность выражать себя в церковном праздновании, но она нашла другие формы.

Начиная с XIX века, в Норвегии возникает движение национального романтизма. Происходят и попытки возрождения праздника национального святого. Уже в XX веке торжественно проводятся мероприятия, связанные с 900-летием со дня гибели св. Олава.

В целом большинство современных норвежцев признают, что casino spiele Олав Харальдссон был великим вождем, конунгом, объединителем страны. Но, будучи под влиянием протестантизма, лишь единицы считают Олава Харальдссона святым.

Одним из самых явных  и значительных плодов деятельности святого Олава, за который он положил свою жизнь, стало объединение Норвегии. Этой теме посвящен параграф 3.2. «Норвегия – единое государство».

Современный исследователь П. Бёкман так характеризует результат деяний святого конунга: «После смерти Олава никогда более не возникло сомнений, что норвежцы стали единым народом, более того христианским[lxiv] народом»[lxv].

Начатое при жизни дело собирания земель совершенно удивительным образом было катализировано его смертью. Факт этой удивительной метаморфозы отмечает историк Л. Лангслет: «Никакая другая смерть не оказала такого сильного воздействия на норвежскую историю. Получился решительный прорыв в направлении двух больших целей, за которые он сражался: христианизация и государственность. После смерти Олава не было намека на возвращение к языческому культу и Норвегия с того времени стала неделимым государством с online slots единым конунгом во главе».[lxvi]

В параграфе 2.3. «Почитание св. Олава за пределами Норвегии» раскрывается тема прославления и почитания святого после его смерти в других странах Европы и мира.

Раздел 2.3.1. посвящен почитанию св. Олава в Скандинавии. Почитание святого Олава с невероятной быстротой распространилось по всей Скандинавии[lxvii]. Сам по себе факт поразителен. Учитывая  характер непростых отношений между скандинавскими странами, прежде всего, между Норвегией, Швецией и Данией, прославление, почитание, устроение храмов и паломничество в Тронхейм не может не вызывать удивления.

Большая любовь к святому Олаву в Скандинавии проявлялась в строительстве храмов в честь св. Олава, в создании многочисленных скульптур и изображений. В средние века в Скандинавии было построено более 400 храмов, посвященных святому Олаву. Если брать процентное отношение этих храмов к другим храмам в этом регионе, то храмы в честь святого Олава занимали здесь третье место после храмов в честь Божией Матери и святого апостола Петра. А в самой Норвегии храмов в честь святого Олава было больше чем храмов в честь  первоверховного Апостола, занимая, таким образом, второе место после храмов в честь Божией Матери.[lxviii]

Исследователи так оценивают значение Олава Харальдссона для Скандинавии: «Святой Олав стал святым покровителем Скандинавии, святым покровителем епископов и аббатов, торговцев и солдат, святым покровителем Ганзейских купцов… мы должны также признать, что он был самым великим святым Скандинавии, — как в самой Норвегии, так и за ее пределами»[lxix].

Тема почитания св. Олава на Британских островах рассмотрена в разделе 3.3.2.  Особое внимание этой теме уделено потому, что почитание здесь, как и на родине святого Олава, началось, по всей видимости, в самом скором времени после гибели норвежского конунга на Стиклестаде. Кроме того, именно влияние Англо-Саксонской церкви в Норвегии рассматривается некоторыми учеными как доминирующее в XI-XII вв., и Норвежская церковь называется «дочерью церкви Английской»[lxx].

Интересно, что самые древние литургические тексты, посвященные св. Олаву, были найдены в Англии. Один из исследователей литургической традиции почитания святого Олава, А. Сульхауг, утверждает: «Самые древние литургические манускрипты найдены в Англии. Эти манускрипты относятся к родине епископа Гримкеля, т.е. Южной Англии. Удивительно то, что большинство мест, где изначально почитался святой Олав, находятся на Юге Англии, а не в тех областях, проживали выходцы из Скандинавии»[lxxi]. Заслуга епископа Гримкеля заключается в распространении почитания св. Олава в Англии, ему же принадлежат первые богослужебные тексты в честь святого.

Всего известно 20 задокументированных храмов, посвященных в Англии святому Олаву, общее же количество церквей в честь святого конунга в стране предположительно около 40. В самом Лондоне в Средние века было построено 6 храмов в честь святого Олава.[lxxii] Почитание святого Олава на Британских островах по своему масштабу, по все видимости, This allowed its customers who already enjoy gambling on Poker, casino online italiani and Bingo to also take part in sports betting online. следует относить на online casino второе место в Европе после Скандинавского региона.

Раздел 3.3.3. посвящен почитанию св. Олава в других странах Европы и за ее пределами. Почитание святого Олава не ограничилось лишь Скандинавским регионом и Британскими островами. Во многих странах Европы, а также за ее пределами были построены храмы в честь норвежского конунга, созданы скульптуры, написаны изображения конунга.

В одной из главных святынь христианства, в храме Рождества Христова в Вифлееме, сохранилась фреска, изображающая святого Олава, с надписью на латыни: «SCS Olauus Rex Norwaegie» (Святой Олав, король Норвегии). Ее создание следует отнести к середине XII века.[lxxiii]

Почитание святого Олава было зафиксировано и в Нормандии. Святой Олав принял крещение в Руане, о чем сохранилась запись в местной хронике. Память о норвежском викинге жила в памяти герцога нормандского и его окружения. Поэтому после гибели святого Олава на Стиклестаде и многих посмертных его чудес было устроено несколько церквей, посвященных святому Олаву, покровителю прародины нормандцев.

В Голландии, в Амстердаме был построен храм святому Олаву, позднее запечатленный Рембрандтом на одной из картин. Этот храм сохранился и сейчас, но используется как зал собраний. Кроме того, храмы в честь святого Олава были освящены в Толедо, Брюгге, Таллине, Гданьске, Стралсунде, Любеке, Бремене и Гамбурге. Часть мощей святого Олава хранилась в знаменитом монастыре святого Виктора в Париже. [lxxiv]

Наконец, церковь в честь святого Олава была воздвигнута и в сердце православного мира – Константинополе.[lxxv]

Параграф 3.4. «Православное почитание св. Олава в России и на его родине» посвящен тому, какой след оставило кратковременное пребывание на Руси святого норвежца.

Раздел 3.4.1. рассматривает почитание святого на Руси в исторической перспективе. В Новгороде была построена церковь в честь святого Олава, поздними летописцами названная «варяжской божницей». Она была воздвигнута на существовавшем скандинавском дворе. Время построения церкви не позднее конца XI века.

С именем святого Олава на Руси связано несколько рассказов о чудесах, совершенных норвежским святым. Два из этих чуда относятся к посмертным чудесам святого:

— Чудо иконы святого Олава при пожаре в Великом Новгороде, когда священник варяжской церкви вынес по просьбе людей икону святого Олава и огонь не пошел дальше – город был спасен.[lxxvi].

— Исцеление немого человека в церкви святого Олава.

Эти чудеса произошли не ранее конца XI — начала XII веков, времени построения храма в честь святого Олава, и не позднее второй половины XII века, времени составления некоторых источников, в которых они встречаются (например «Страдания и чудеса святого Олава»).

Интересным фактом является то, что имя святого Олава находится в одной русской молитве, обращенной к Святой Троице. Молитва была составлена, видимо, в XI —  начале XII веков, и сохранилась в многочисленных списках XIV-XVI веков.[lxxvii]

Раздел 3.4.2. непосредственно касается вопроса современного почитания св. Олава православными в Норвегии. Почитание святого Олава в Норвегии, не в последнюю очередь благодаря русским людям, растет. Ежегодно совершается Литургия в день его памяти в русских приходах, прежде всего, в Осло и Тронхейме. Кроме того, накануне праздничных дней организуется паломничество к месту гибели святого конунга, селение Стиклестад. В этом году паломничество было совершено уже в четвертый раз, и в нем приняли участие, помимо православных людей из Норвегии, паломники из Дании и России.[lxxviii] Возможно, именно русское почитание помогает и самим норвежцам несколько по-иному взглянуть на своего выдающегося соотечественника.

Последний параграф этой главы 3.5. «Современные свидетельства чудесной помощи» посвящен теме чудес по молитвам святого Олава в наши дни. Письменные свидетельства этой помощи помещены в приложении к кандидатской работе.

Глава IV «Насущные церковные вопросы и задачи в связи с почитанием св. Олава», являющаяся заключительной, посвящена тем проблемам, которые автором исследования считаются назревшими для церковного обсуждения и принятия соответствующих решений.

В параграфе 4.1. «Почитание и канонизация святых в Православной Церкви» поднимаются вопросы актуальности почитания святых неразделенной Церкви, затрагивается вопрос святости в Православной Церкви и основные принципы канонизации святых, а также кратко рассматривается тема почитания святых древней Церкви и святых неразделенной Церкви X-XI вв.

Параграф 4.2. «О целесообразности и своевременности православной канонизации св. Олава»  посвящен важным темам, касающимся норвежского святого.

Раздел 4.2.1. выявляет и подводит итог всем аспектам подвига св. Олава. Изучение и анализ многочисленных источников и исследований, посвященных св. Олаву, позволяют раскрыть сущность и характер подвига просветителя Норвегии. По мнению диссертанта, святость конунга Олава Харальдссона проявляется и заключается, прежде всего, в трех основных составляющих:

·             в подвиге апостольской (миссионерской) деятельности;

·             в подвиге мученичества-свидетельства (martuz);

·             в многочисленных чудесах по молитвам святого.

Раздел 4.2.2. рассматривает распространенные среди исследователей жизни святого конунга смущения и недоумения относительно святости Олава Харальдссона.

В разделе 4.2.3. предлагаются возможные варианты решения этих недоумений. Разрешение недоумения, на наш взгляд, заключается, прежде всего, в том, что Господь по-иному смотрит на дела человека, нежели ученые-исследователи. Замечательную мысль высказывает о. Александр Ельчанинов: «Каковы люди на самом деле – никому, кроме Бога, неизвестно; вернее, что они нечто зыбкое, пластичное, и мы формируем сами, часто по случайному признаку, воображаемую схематическую фигуру и потом сами же или восхищаемся ею, или поносим ее».[lxxix]

Все недоумения и сомнения в отношении св. Олава разрешаются фактом многочисленных чудес, через которые Господь его прославил. Можно выстраивать любые логические системы, психологически толковать те или иные действия, объяснять поступки политическими причинами и задачами, но объяснить множество чудес возможно, лишь признав святость подвига Олава Харальдссона.

В Заключении  подводятся основные итоги исследования.

Святой благоверный князь Олав Харальдссон (995-1030) является ярким святым неразделенной христианской Церкви. Его апостольская (миссионерская) деятельность в Норвегии продолжалась около пятнадцати лет. Плодом этих трудов стало Крещение страны. Таким образом, подвиг св. Олава – подвиг равноапостольный.

В данной работе впервые в отечественной церковной историографии было проведено исследование жизни и деятельности св. Олава. Это исследование является также первым исследованием жизни конунга Олава Харальдссона в координатах православного мировоззрения. Главным методологическим принципом кандидатской работы явилось применение системного подхода.

В результате проведенных исследований автором выявлен образ святого Олава Харальдссона, кардинально отличающийся от распространенных в научной литературе трактовок его личности. Св. Олав предстает перед нами, прежде всего, как истинный христианин, ревностный проповедник Евангелия, бескомпромиссный борец с язычеством и идолопоклонством. Дело служения Христовой вере для св. Олава является главным делом его жизни.  Этот образ верности евангельской проповеди даже до смерти, по глубокому убеждению автора, соответствует исторической фигуре конунга Олава Харальдссона.

Другая важная тема, затронутая в диссертации, –  почитание святых неразделенной Церкви. Сегодня эта тема, по нашему мнению, заслуживает особого внимания. Священноначалие Русской Православной Церкви прекрасно осознает значение почитания в наше время святых, принадлежащих общей христианской традиции. Подтверждением этому служат решения Священного Синода РПЦ, благословляющие почитание святых неразделенной Церкви, о которых удается собрать достаточный для канонизации материал. Одной из основных практических задач данной работы была подготовка материала  для Комиссии РПЦ по канонизации святых с целью прославления св. равноапостольного Олава.

Таким образом, главным результатом диссертационного исследования мы считаем следующие выводы:

·       Необходимость включения святого Олава (Харальдссона), просветителя Норвегии, в святцы Русской Православной Церкви.

·       Прославление св. Олава наиболее обоснованным представляется в чине «равноапостольных» святых, как отражающее характер и значимость его христианского подвига – крещения Норвегии.

·       Целесообразность рассмотрения и утверждения Богослужебной комиссией РПЦ составленных богослужебных текстов святому Олаву: службы, включая кондак и тропарь, а также акафиста.

·       Желательность и своевременность возведения в Москве и других городах России храмов, посвященных Всем Святым неразделенной Церкви.

Публикации по теме диссертации:

1. Некоторые особенности христианизации Скандинавского региона.

2. Святой Олав Харальдссон и крещение Норвегии.

 

 


 

[i] Ср. тропарь Всем Святым: «Апостоли, мученицы и пророцы…»

 

 

 

[ii]Andersen P.S.  Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995. С. 109.

 

 

 

[iii] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С. 9.

 

 

 

[iv] Стурлусон Снорри. Круг Земной.  М. 1980. С. 10.

 

 

 

[v] Стеблин-Каменский М.И.  « Круг Земной» как литературный памятник. // Стурлусон Снорри. КругЗемнойМ. 1980. С. 587.

 

 

 

[vi] A History of Norway. The Passion and miracles of the blessed Olafr. Ed. C. Phelpstead. London. 2001.

 

 

 

[vii] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С.10.

 

 

 

[viii] Краткий обзор существующих теорий и исследований о сагах см. напр: Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги как источник по истории Древней Руси и ее соседей X-XIII вв. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования 1988-1989 годы. М. «Наука». 1991. С. 6-10.

 

 

 

[ix]Den Legendariske Olavssaga. Stavanger. 2000.

 

 

 

[x] Snorre Sturlason. Den store sagaen om Olav den hellige. Overs. E. Eikill, Stavanger. 2009.

 

 

 

[xi] Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги как источник по истории Древней Руси и ее соседей X-XIII вв. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования 1988-1989 годы. М. «Наука». 1991. С. 28-29.

 

 

 

[xii]WhaleyD. Heimskringla. An introduction. London. 1991. С. 52.

 

 

 

[xiii]СтурлусонСнорри.КругЗемной.  М. 1980.

 

 

 

[xiv] Theodoricus monachus. Historia de antiquitate regum norwagiensium. Transl. D. Mcdougall. London. 1998.

 

 

 

[xv] Ågrip or Noregs kongesoger / oms. av G. Indrebø. Oslo. 1973.

 

 

 

[xvi] Historia Norwegie / ed. by I. Ekrem and L. B. Mortensen. Transl.by P.Fisher. København. 2003.

 

 

 

[xvii] Adam of Bremen, History of the archbishops of Hamburg-Bremen. Trans. by F.J. Tschan. New York. 2002.

 

 

 

[xviii] The Gesta Normannorum Ducum of William Jumieges. Ed.byE.Van Houts. Vol II. Books V-VIII. Oxford. 1995.

 

 

 

[xix] Anglo-Saxon Chronicle.

Электроннаяверсия: http://ulfdalir.narod.ru/sources/Britain/Anglosaxon/1052-1069.htm

The chronicle of Florence of Worcester. London. 1854.

Электронная версия: http://www.questia.com/PM.qst?a=o&d=24291172

 

 

 

 

[xx] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С.12.

 

 

 

[xxi] Fett H. Hellig Olav Norges evige konge. Oslo. 1938.

 

 

 

[xxii] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С.14.

 

 

 

[xxiii] Bugge A. Norges Historie. Vol.I-II. Kristiania. 1910.

 

 

 

[xxiv] Munch P.A. Det Norske Folks Historie. Vol. I-IV. Oslo. 1941-1943.

 

 

 

[xxv] Henriksen V. Hellig Olav. Oslo. 1985.

 

 

 

[xxvi] Gunnes E.  Rikssamling og kristning 800-1177. Norges historie. red. K. Mykland. B. 2. Oslo. 1976.

 

 

 

[xxvii] Andersen P. S. Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995.

 

 

 

[xxviii] Bagge S.  Mennesket i middelalderens Norge. Oslo. 2005.

 

 

 

[xxix] Blom G. A. Nidaros som pilegrimsby; et utslag av den alleuropeiske pilegrimskulturen. Nidaros Domkirkes Restaureringsarbeiders forlag. 1992.

 

 

 

[xxx] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998.

 

 

 

[xxxi] Birkeli F. Hva vet vi om kristningen av Norge? Oslo-Bergen-Tromsø. 1982.

 

 

 

[xxxii] Lerseth O.P. Hellige Olav – en ortodoks helgen. Oslo. 2004.

 

 

 

[xxxiii]ДжаксонТ.Н. ЧетыренорвежскихконунганаРуси. Москва. 2000.

 

 

 

[xxxiv] Мельникова Е.А. Культ Св. Олава в Новгороде и Константинополе. // «Византийский временник» 1996. т. 56. С. 92-106.

 

 

 

[xxxv] Мельникова Е.А. Предания о чудесах святого Олава Норвежского и его почитание в Новгороде. // «Исторический вестник»  7(11). 2000. С. 94-101.

 

 

 

[xxxvi] Успенский Ф.Б. Варяжское имя в русском языковом обиходе (к этимологии слова олух) // Древнейшие государства Восточной Европы. 1999. М. 2001.

 

 

 

[xxxvii] Успенский Ф.Б. К описанию юридического аспекта древнескандинавского концепта святости // Скандинавские языки. Диахрония и синхрония. М., 1999. С. 160-189

Успенский Ф.Б. К истории культа мощей в средневековой Скандинавии (некоторые аспекты канонизации Олава Святого) // Славяно-германские исследования. М., 2000. Т. 2.

 

 

 

[xxxviii] Красовицкий Стефан, прот. Жизнеописание святого мученика Олафа, «вечного короля и покровителя Норвегии». Тверь. 1998.

 

 

 

[xxxix] История Норвегии. Ред. А.Я. Гуревич. М. «Наука». 1980.

 

 

 

[xl] Кузнецов А.Е. История Норвегии. М. 2006.

 

 

 

[xli] The Gesta Normannorum Ducum of William Jumieges. Ed.byE.Van Houts. Vol II. Books V-VIII. Oxford. 1995. С. 26.27.

 

 

 

[xlii] Steen S. Tusen års norsk historie. Oslo. 1958.С. 44.

 

 

 

[xliii] Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004. С. 53.

 

 

 

[xliv] Sanmark A. Power and conversion – A comparative study of Christianization in Scandinavia. UppsalaUniversity. 2004. С. 82.83.

 

 

 

[xlv] Бонды – свободные крестьяне в древней Норвегии

 

 

 

[xlvi] Стурлусон Снорри. Круг Земной. М. 1980. 350.

 

 

 

[xlvii] История Норвегии. Ред. А.Я. Гуревич. М. 1980. С.138.

 

 

 

[xlviii] The chronicle of Florence of Worcester. London. 1854. 136. Электронная версия: http://www.questia.com/PM.qst?a=o&d=24291172

 

 

 

[xlix] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С. 73.

В более поздней статье тот же автор, анализируя различные исследования и летописные сказания, приходит со всей уверенностью к выводу, ранее бывшему лишь одним из предположений: Langslet  L.R. Olav i ”austerveg”. Статья. Авторскаярукопись. 2010.

 

 

 

[l]СтурлусонСнорри.КругЗемной. М. 1980. С. 335-336.

 

 

 

[li] Willson B.T. History of the Church and State in Norway. Westminster. 1903. С. 83.

 

 

 

[lii] Стурлусон Снорри. Круг Земной. М. 1980. С. 341.

 

 

 

[liii] Принятый в русских изданиях саг перевод названия места звучит «Стиклестадир».

 

 

 

[liv] Willson B.T. History of the Church and State in Norway. Westminster. 1903. С. 86.

 

 

 

[lv] Willson B.T. History of the Church and State in Norway. Westminster. 1903. С. 87.

 

 

 

[lvi] Стурлусон Снорри. Круг Земной. М. 1980. С. 352.

 

 

 

[lvii] Стурлусон Снорри. Круг Земной. М. 1980. С. 196.

 

 

 

[lviii] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С. 95.

 

 

 

[lix]СовременныйТронхейм

 

 

 

[lx]ОпочитаниивТронхеймесм. также Blom G. A. Nidaros som pilegrimsby; et utslag av den alleuropeiske pilegrimskulturen. Nidaros Domkirkes Restaureringsarbeiders forlag. 1992.

 

 

 

[lxi] Bøckman P.W. Den Norske Kirke – historisk og aktuelt. Trondheim. 1989. С. 18.

 

 

 

[lxii]ОсудьбемощейдоипослеРеформации  См: Blom G. A. Helgenkonge og helgenskrin : en kongeskikkelse i forvandling fra sagatid til reformasjonstid. Nidaros Domkirkes Restaureringsarbeiders forlag. 1994.

 

 

 

[lxiii] Sveen A. Olav Haraldsson. Fra vikinghøvding til helgenkonge. Oslo. 1996. С. 230.

 

 

 

[lxiv] Исследователь Г. Стейнсланд пишет: «После смерти Олава Харальдссона на Стиклестаде в 1030 году до провозглашения умершего конунга святым и мучеником, «сотворения» Святого Олава, прошел едва год. Никаким источником не засвидетельствовано какого-либо организованного сопротивления христианству после этого», — Steinsland G. Den hellige kongen. Oslo. 2000. С. 19.

 

 

 

[lxv] Bøckman P.W. Den Norske Kirke – historisk og aktuelt. Trondheim. 1989. С. 11.

 

 

 

[lxvi] Langslet L.R. Våre konger. Oslo. 2002. С. 48.

 

 

 

[lxvii] Подробнее о почитании святого в Скандинавии см. Helgonet i Nidaros. Olavskult och kristnande i Norden. Red. L. Rumar. Stockholm. 1997.

 

 

 

[lxviii] Seierstad A. Olavsdyrking i Nidaros og Nord-Europa. Nidaros. 1930. С. 94.

 

 

 

[lxix] Coupland S.  A saint for all nations. The cult of Saint Olaf outside Norway.

Småskriftserien nr.16. Nidaros Domkirkes Restaureringsarbeiders forlag. 1998. С. 15-16.

 

 

 

[lxx] Sigurđsson J.V. Norsk historie 800-1300, Frå høvdingmakt til konge- og kyrkjemakt. Oslo. 1999. С. 92.

 

 

 

[lxxi] Solhoug A.J. The liturgy of St. Olav // Incarnation and creativity. ed. Ø Bjørdal.Trondheim. 1997.С. 69.

 

 

 

[lxxii] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995.С. 123.

 

 

 

[lxxiii] Fett H. Hellig Olav Norges evige konge. Oslo. 1938. С. 80.

 

 

 

[lxxiv] Langslet L.R. Olav den Hellige. Oslo. 1998. С. 129- 132.

 

 

 

[lxxv] Daae L. Norges Helgener. Christiania. 1879. С. 58.

 

 

 

[lxxvi] A History of Norway. The Passion and miracles of the blessed Olafr. Ed. C. Phelpstead. London. 2001. С. 47.

 

 

 

[lxxvii] Архангельский А. С. Любопытный памятник русской письменности XV века. С. Петербург. 1884. С. 13.

 

 

 

[lxxviii] Паломничество в Стиклестад. // Русская лепта. Осло. №3/2010. С. 16.

 

 

 

[lxxix] Ельчанинов А.  прот. Из дневников. Об осуждении. Электронная версия: http://www.pravoslavie.ru/put/1678.htm