ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Город Белев распростерся на левом высоком берегу реки Оки в 110 км к юго-западу от Тулы и в 105 км к югу от Калуги в районе пересечения автомобильных трасс Р92 «Калуга — Перемышль — Белев — Орел» и Р139 «Тула — Одоев — Белев». При подъезде к нему со стороны Тулы открывается дивная панорама природного ландшафта в сочетании с архитектурными ансамблями Спасо-Преображенского и Крестовоздвиженского монастырей, белевских церквей и жилых построек XVIII–XIX вв.

Историко-культурной и архитектурной доминантой этой гармонии сотворенного перстом Божиим уголка природы и возделывавшегося в течение многих сот лет древнего города Белева является Белевский Спасо-Преображенский мужской монастырь — один из древнейших монастырей и единственный в Тульской епархии полностью сохранившийся архитектурный ансамбль конца XVII–XIX вв.

Вызванный к жизни Промыслом Божиим в неизвестное в точности время, монастырь был устроен на месте старого белевского городища — исторического ядра города Белева. Долгие годы он был местом труда и молитв иноков, сердцем духовной жизни Белевского края и Тульской земли. В течение пятисотлетнего, документально подтвержденного, существования архитектурный ансамбль монастыря оказывал значительное влияние на формирование градостроительной концепции и архитектур-ного облика Белева.

В трагический XX век монастырь разделил судьбы многих обителей Русской Православной Церкви и чудом просуществовал до настоящего времени, несмотря на неоднократные предложения местных и областных властей о разборке монастырских строений, а также ожесточенные бои под Белевом в годы Великой Отечественной войны. Проведенные в 1970–1980-х гг. ремонтно-реставрационные работы на памятниках архитектурного ансамбля монастыря в конце 1980-х — начале 1990-х гг. были свернуты из-за наступившего финансово-экономического кризиса в стране.

В течение еще почти двадцати лет монастырь подвергался разграблению людьми и разрушению природными стихиями. Вернуться к его возрождению было нелегко, но необходимо и как можно скорее, так как все увеличивающиеся разрушения могли в дальнейшем привести к полному исчезновению монастыря и к катастрофическому увеличению затрат в случае начала восстановительных работ. Но вначале требовалось возродить монашескую жизнь и богослужение — сердце, в биении которого и сами монастырские здания обретают смысл своего существования.

Неотъемлемой и важной работой в этом направлении стало изучение истории монастыря, истории формирования его архитектурного облика, выявление значения обители в жизни Белева и Белевского края. Одновременно, чтобы преодолеть инертность и пассивность общественного сознания в отношении восстановления монастыря, необходимо было начертать в умах соотечественников мысль о его значении в истории России, крайне тяжелом, аварийном состоянии памятников этого уникального архитектурного ансамбля и о возможности и необходимости скорейшего их восстановления. Осуществить это можно было, лишь полностью погрузившись
в многостороннее и тщательное исследование истории и современного состояния монастыря.

Целью настоящего исследования является создание целостного описания истории, архитектурных памятников и святынь Белевского Спасо-Преображенского мужского монастыря.

Объектом исследования является Белевский Спасо-Преображенский мужской монастырь, а его предметом — история, архитектура и святыни этого монастыря.

Нижняя граница хронологических рамок исследования — основание монастыря — точно не определена. Это связано с тем, что дата основания монастыря точно неизвестна, а первое по времени документальное свидетельство о его существо-вании относится ко второй половине XVI в. Верхняя граница — начало XXI в.

Задачи исследования:

— выявление, комплексное изучение и введение в научный оборот архивных источников и публикаций;

— выявление и описание периодов существования и динамики развития историко-архитектурного ансамбля монастыря;

— историко-архитектурное описание монастырских строений;

— описание монастырских владений;

— выявление и описание чтимых святынь, житий святых, подвизавшихся в монастыре, судеб монашествующих в годы гонений.

Методы исследования:

— метод направленного выбора, при котором из всего корпуса выявленных архивных источников и публикаций выделена основная группа, непосредственно относящаяся к решению задач и достижению цели настоящего исследования,
и вспомогательная, привлекаемая для уточнения каких-либо сведений. К основной группе относятся документы и публикации, содержащие описание монастыря, сведения о строительстве и ремонте церквей, иконостасов, монастырском землевладе-нии и т. д. Во вспомогательную группу включены ведомости о числе монахов
и послушников, формулярные списки настоятелей монастыря, послужные списки братии, исповедные росписи, публикации генеалогического характера и содержащие биографические сведения об архитекторах, инженерах и других лицах, имевших отношение к монастырю;

— аналитико-синтетический метод, предусматривающий историко-архитектурный анализ, систематизацию и обобщение сведений архивных документов, публикаций
и натурных данных.

Источниковедческая база исследования состоит из 698 архивных источников, объем которых в набранном и переработанном виде превышает 1500 страниц.

В Научно-исследовательском отделе рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ) хранится синодик и вкладная книга монастыря. Вкладная книга является ценным источником в установлении дат настоятельств в монастыре, содержит сведения о строительстве жилых построек на его территории, часовен, о вкладчиках, среди которых — лица из ближайшего царского окружения, и вкладах. Записи во вкладной книге вносят существенные уточнения в воссоздание историко-архитектурного облика монастыря во второй половине XVI — первой половине XVIII в.

Сведения о монастыре с середины XVI по вторую половину XVII в. содержатся в документах Российского государственного архива древних актов (РГАДА): в Ф. 281 это выписи из писцовых, дозорных, межевых и переписных книг, в которых находятся описания монастыря, монастырских земельных вотчин, бортных угодий, рыбных ловель, бобровых гонов, пустошей, перевозов на реке Оке, Игумновой
и Монастырской слободок, приписных церквей, жалованные грамоты царей Михаила Феодоровича, Алексея Михайловича, Феодора Алексеевича, Иоанна Алексеевича
и Петра Алексеевича на разные угодья, грамоты об отмежевании земель, дела о размежевании земель монастыря со смежными владельцами, поступная грамота князя Д. Т. Трубецкого 1611 г. на дворовое место для строительства церкви святителя Алексия, митрополита Московского, поступная запись Якова Кологривова Спасскому монастырю на дворовые места в Белеве от 7 февраля 1674 г.; в Пошлинной книге Печатного приказа 1676 г. (Ф. 233) обнаружено упоминание о челобитной настоятеля монастыря архимандрита Иова с братиею об отдаче городового разломанного леса на церковное каменное дело (март 1676 г.), которое позволило возвести начало подготовительных к каменному строительству работ в монастыре к 1670-м гг. Прояснить статус настоятелей монастыря во второй половине XVII в. помогают отписки архимандрита Иова митрополиту Сарскому и Подонскому Варсонофию
в 1686–1687 гг. (Ф. 1443). Самым ранним документом, содержащим описание каменных строений монастыря, является переписная книга Кромского Троицкого монастыря и других монастырей разной церковной утвари 1701 г. (Ф. 237), следующим — ведомость, учиненная в Белевском Спасо-Преображенском монастыре в 1763–1764 гг. (Ф. 280).
Оба документа содержат сведения о монастырских землевладениях, крестьянах,
о постройках бытового и хозяйственного назначения на территории и вне монастыря. Дело о пожаре в Белеве в 1719 г. (Ф. 875), в котором зафиксированы погоревшие строения и имущество, также вносит новые сведения в описание архитектурного облика монастыря. В приходно-расходных книгах монастыря второй половины XVIII в. (Ф. 280) содержатся сведения о выдаче штатного жалования монашествующим и служителям с указанием их должностного положения в монастыре, о расходе денег «на церковные потребы и на просфоры», т. е. на ладан, свечи, вино, пшеницу, на конюшенные припасы, на отопление монастыря, на «общую для властей приезжих и в трапезе братии на рыбу», на вино, на пиво, «из особливаго Ея Императорскаго Величества пожалованных в милостыню» на трапезу братии в табельные дни. Особый для настоящего исследования интерес в приходно-расходных книгах представляет статья расходов на содержание церквей и ризницы, в которой отражены затраты монастыря на ремонт и строительство церквей и построек бытового и хозяйственного назначения. Приходно-расходные книги являются ценным источником для описания архитектуры и внутреннего убранства церквей, а также жизнедеятельности обители.

Важным документом является дело из архивохранилищ Центрального исторического архива Москвы с рапортом настоятеля монастыря игумена Мисаила и описями зданий, ризницы, церковной утвари, библиотеки за сентябрь 1769 г. (Ф. 205).

Фрагментарные, отрывочные сведения о монастыре содержатся в рукописях графа Ф. Е. фон Ангальта (1732–1794) и В. А. Левшина (1746–1826), находящихся на хранении в Научно-историческом архиве Санкт-Петербургского Института истории Российской академии наук. Граф Ф. Е. фон Ангальт служил сначала в саксонской армии. В 1783 г. он был приглашен на русскую службу в чине генерал-поручика на должность инспектора войск. Рукопись графа под названием «Исторические замеча-ния о городе Белеве» написана в 1783–1785 гг. на немецком языке. Текст рукописи по нашей просьбе был расшифрован в 2005 г. профессором Ерлангенского университета (Германия), доктором богословия К. Х. Фельми и переведен на русский язык преподавателем Московской духовной академии Д. А. Разумовским. Впервые указал на документ профессор кафедры истории Санкт-Петербургского государственного технического университета А. Н. Кашеваров[1]. Рукопись В. А. Левшина представляет собой огромный фолиант в 447 страниц большого формата, заключенных в порыжев-ший от времени сафьяновый переплет, под названием «Топографическое, историческое и камеральное описание Тульской губернии», сделанное в 1803 г. В. А. Левшин впервые изложил историю уездных городов Тульской губернии, особенно полно и детально описав историю Белева с 1432 по 1802 г. В 1807 г. В. А. Левшин опубликовал вторую главу топографического описания под тем же названием[2]. Остальная часть труда не опубликована.

Колоссальное количество архивных документов, связанных с деятельностью монастыря в последней четверти XVII — первой четверти XX в., хранится в Госу-дарственном архиве Тульской области (ГАТО), это: храмозданные и освященные грамоты второй половины XVII — начала XVIII в. (Ф. 2202); дела о строительстве, реконструкции, ремонте и разборке монастырских церквей и приделов при них, старой и новой колоколен, корпусов, иконостасов, дела с описанием монастырских церквей, ризницы, библиотеки, архива, угодий, мельниц, приписных церквей
и часовен, с упоминанием и кратким описанием чтимых святынь, дела о проступках монашествующих и служителей монастыря — о пьянстве, драках, избиении мирян,
об убийстве поваром настоятеля игумена Николая, о побегах из монастыря находившихся в нем на исправлении клириков епархии, дела об определении на настоятельское место и переводе в другой монастырь, ведомости о состоянии монастыря, сведения о монахах, послушниках и служителях монастыря, послужные списки братии, дела о пострижении в монашество, духовные росписи монашествую-щих, дела об определении в духовники монахинь и послушниц Белевского Кресто-воздвиженского женского монастыря иеромонахов Белевского Спасо-Преображен-ского монастыря, дело о получении монастырем указа консистории об отправлении благодарственного молебна по поводу окончании войны с Францией (1815 г.), дела
о пожертвованиях в монастырь, об отдаче в аренду монастырских земель (1798–1799 гг.), каменных выходов под Введенской церковью для хранения казенного вина
(1798–1799 гг.), об отводе монастырю земли в Окульшином овраге Белевской округи (1799 г.), об отдаче монастырю Тульской казенной палатой мельницы в деревне Мезгея (1799 г.), о заключении контракта на аренду монастырской земли под покос (1802–1803 гг.), об отдаче на содержание настоятелю монастыря архимандриту Киприану казенного озера в селе Сныхово Белевской округи (1820 г.), о сдаче
в аренду монастырем Мезгейской мельницы (1852, 1870–1871 и 1879 гг.), о сдаче
в аренду монастырем под склад каменного строения (1871 г.), о получении разреше-ния на вырубку деревьев из монастырского леса (1891–1894 гг.), о покупке монастырем зданий Белевского духовного училища и о восстановлении межевых признаков земли монастыря (1896–1901 гг.), дело о вывозе в Тулу Н. И. Троицким монастырского архива (1914 г.), рапорт об отсутствии в монастыре кликуш и суеверий (1861 г.), дело о завещании вдовой белевского купца А. М. Макаровой в пользу монастыря дома (1875–1878 гг.), дела об открытии при монастыре Братства трезвости во имя святителя и чудотворца Николая (1910–1914 гг.) и Белевского Алексеевского братства призрения и воспитания бесприютных детей (1910–1916 гг.), о постройке при Тихвин-ской часовне монастыря каменного здания под церковную школу (1914–1915 гг.), о крестных ходах из монастыря (1916 г.) (Ф. 1770 и 3); дела об утверждении плана
и фасада на устройство Казанской церкви в монастыре (1853–1854 гг.),
об утверждении плана на постройку Введенской церкви (1860 г.) и о постройке каменного двухэтажного здания для Белевского духовного училища (1860–1861 гг.) (Ф. 84); акт об осмотре летнего храма при Белевском мужском монастыре инженером Михайловым от 13 мая 1912 г. (Ф. 743); дела о границах монастырских земель, смежных с другими землевладельцами (Ф. 291); переписанные копии архивных документов из монастырского архива и Московского архива Министерства юстиции (Ф. 1 и 147); краткие заметки по истории монастыря (Ф. 147).

В начале XX в. описанием монастыря занимался тульский историк-краевед, преподаватель Тульской духовной семинарии Н. И. Троицкий (1851–1920). В его записках, хранящихся в ГАТО (Ф. 151), одна из страниц (по пагинации автора — 1) озаглавлена «Белевский Преображенский монастырь и его памятники. Летописный очерк»[3], что наводит на мысль о намерении автора написать серьезное исследование. Это подтверждает и обилие собранного материала: эпитафии, переписанные копии грамот и других документов XVI–XVIII вв., список настоятелей, описание внутреннего убранства храмов и ризницы, выписки из работ историков и краеведов, относящиеся к истории Белева и монастыря.

В документах архива Института истории материальной культуры Российской академии наук (АИИМК РАН) можно почерпнуть сведения о ремонте Алексиевской церкви (1910 г.) и монастырской ограды (1914 г.) (Ф. 1 и 68). Метрика монастыря, составленная 15–28 февраля 1887 г. священником Михаилом Феодоровичем Бурцевым, содержит подробное описание монастыря с заметками исторического и искусствоведческого характера (Ф. 1).

В фондах Российского государственного исторического архива (РГИА) выявлено дело о постройке каменной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери в монастыре 1853–1854 гг. (Ф. 218); дела о перестройке Введенской церкви 1860–1861 гг. (Ф. 218, 796 и 797); о пожаре в Белеве в 1801 г., последствиях пожара в монастыре
и о выделении сумм на ремонт монастырских зданий, о ремонте Алексиевской церкви 1910 г., о разрешении открыть при монастыре Алексеевское братство призрения и воспитания бесприютных детей 1911–1912 гг. с Уставом братства (Ф. 796); страховые документы на имущество монастыря 1910 г. (Ф. 799); дело о перестройке здания, в котором помещались духовные училища, 1838–1842 гг. (Ф. 802).

Сведения о реализации в Белеве и Белевском уезде положений декрета
об отделении Церкви от государства и школы от Церкви от 23 января 1918 г., об отношении духовенства и населения к проведению декрета в жизнь, о национализа-ции монастырского имущества, ходе изъятия и количестве изъятых ценностей, закрытии и ликвидации монастыря, судьбах монашествующих с 1917 по 1930-е гг., планах Белевского райкома по слому строений монастыря в 1929 г. можно почерпнуть из архивных документов Государственного архива Российской Федера-ции (ГАРФ. Ф. А-353, Р-1064, Р-1065), ГАТО (Ф. 562, Р-158, Р-226, Р-263, Р-717)
и ЦНИТО (Ф. 1, 8 и 9), из архивно-следственных дел Управлений Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Архангельской, Рязанской и Тульской областям и выписок из архивных документов, газет и публикаций, выполненных сотрудниками Белевского районного художественно-краеведческого музея (БРХКМ) во второй половине XX в.

В 1920–1930-х гг. в монастыре был открыт музей. Документы его деятельности отложились в фондах ГАРФ (Ф. 2307), Научного архива Тульского областного историко-архитектурного и литературного музея (НА ТОИАЛМ), Отделе письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ. Ф. 54), это: перепис-ка Белевского художественно-исторического музея, Тульского областного музея и Музейного отдела Главного управления научными, музейными и научно-художест-венными учреждениями (Главнаука) Народного комиссариата просвещения (НКП) об организации музея в монастыре, отчеты о деятельности музея и планы работ Белевского художественно-исторического музея, посланные в Музейный отдел Главнауки НКП. В архивно-следственном деле архива УФСБ по Тульской области
№ 11295 по обвинению епископа Игнатия (Садковского), иеромонаха Георгия (Садковского) и Т. Н. Стоговой отложились два письма епископа Игнатия (Садков-ского), адресованных Т. Н. Стоговой, в которых он выражает надежду, что с созданием музея, сохранится в стенах монастыря и монашеская жизнь. Есть сведения о деятельности музея и в протоколах допросов свидетелей и обвиняемых, проходивших по этому делу.

О попытках разборки и использовании Спасо-Преображенского собора монастыря под хозяйственные нужды в эпоху хрущевских гонений сохранились сведения в информационных отчетах уполномоченного по Тульской области в Совет по делам Русской Православной Церкви (ГАТО. Ф. Р-3354) и протоколах заседаний Белевского райисполкома, хранящихся в архиве Сектора архивной работы администрации муниципального образования «Белевский район» (Ф. 24).

Постановка на государственную охрану монастыря как памятника истории и культуры прошла несколько стадий и, в целом, отражает государственную политику в данной области на протяжении многих десятилетий. Для исследования этого вопроса из корпуса архивных источников выделена переписка Музейного отдела Главнауки НКП, Тульского областного музея и Белевского художественно-исторического музея (НА ТОИАЛМ), решения, постановления и указы регионального и федерального уровней из Научного архива Государственного управления по культуре Тульской области «Центр по охране и использованию памятников истории и культуры» (НА ГУКТО ЦОИПИК).

В 1971–1972 гг. Государственным институтом проектирования городов был разработан генеральный план и проект охранных зон и зон регулирования застройки, а в 1975 г. — проект детальной планировки центральной части г. Белева. Доктор техни-ческих наук В. Н. Уклеин в своих трудах подчеркивал основополагающее значение архитектурных ансамблей Спасо-Преображенского и Крестовоздвиженского монасты-рей в проекте детальной планировки центральной части г. Белева (ГАТО. Ф. Р-3606).

В 1970–1980-х гг. институтом «Спецпроектреставрация» была подготовлена научно-проектная документация для реставрации объектов историко-архитектурного ансамбля монастыря. В состав научно-проектной документации, в частности, вошла документация по результатам предварительного обследования памятников, рабочая проектно-сметная документация на временные противоаварийные и консервационные работы и мероприятия, обеспечивающие проведение натурных исследований, а также на первоочередные работы по реставрации. Исторические справки, подготовленные на основе историко-архивных и библиографических исследований, справки
о состоянии объектов реставрации по результатам натурных обследований и специальные инженерно-технологические исследования, — все это составляет базу комплексных научных исследований, проведенных институтом «Спецпроект-реставрация». Проекты реставрации архитектурных объектов монастыря содержат принципиальные архитектурные (эскизный проект), инженерные, конструктивные
и технологические решения по реставрации памятников, а также основные положения по организации реставрации. Рабочая проектно-сметная документация включает разработанные на основании проектов реставрации рабочие чертежи и сметы на производство различных видов работ по реставрации памятников и на изделия, конструкции, оборудование индивидуального изготовления; методики и рекоменда-ции на производство отдельных видов работ. Институтом «Спецпроектреставрация» был разработан генплан с благоустройством территории монастыря, а также предложения по приспособлению памятников историко-архитектурного ансамбля монастыря. Документация в настоящее время хранится в Научном архиве института «Спецпроектреставрация» и ГУКТО ЦОИПИК.

Сотрудники института «Спецпроектреставрация» Г. И. Фадеева, И. Д. Фуфаевская, Н. В. Пономарева, Е. С. Серая и К. Захарова, опираясь на исследование В. И. Шумова[4], впервые подняли погребенные в архивах документы и обогатили монастырскую историю новыми сведениями. Они прекрасно справились с подготовкой сведений для реставрации памятников историко-архитектурного ансамбля монастыря, формировав-шегося с конца XVII по XIX в. Истории монастыря от основания до конца XVII в., когда все монастырские строения были деревянными, они коснулись лишь вскользь, а также, вероятно, по идеологическим соображениям, почти ничего не сказали о его судьбе в советское время. Вся литература и архивные документы, на которые ссылались специалисты института «Спецпроектреставрация», были проработаны нами до обращения в научный архив ГУКТО ЦОИПИК. Корпус привлеченных в настоящем исследовании архивных источников и публикаций гораздо шире.

Из журналов производства реставрационных работ и авторского надзора удалось обнаружить только один — по церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы.
По словам сотрудников ООО «Тулареставрация», часть архива сгорела во время пожара в 1990-х гг.

Историографический обзор темы исследования. Первые специальные исследования по истории Белевского Спасо-Преображенского монастыря, а также документы монастырского архива стали достоянием научной общественности только в XIX в.

Первым кратким историческим описанием монастыря следует считать донесение в Крутицкую консисторию настоятеля монастыря игумена Амвросия от 4 мая 1781 г., которое, правда, было издано спустя более восьмидесяти лет — в 1862 г.[5]

В начале XIX в. архимандритом Амвросием (Орнатским) были опубликованы три заметки, относящиеся к истории монастыря, и настольная грамота, данная игумену Московского Покровского монастыря Иустину при возведении его в сан архимандрита и назначении настоятелем монастыря 28 июня 1759 г.[6]

Документы монастырского архива впервые опубликовал тульский историк, краевед и этнограф И. П. Сахаров (1807–1863). В 1831 г. им была опубликована «Грамота царя Алексея Михайловича, данная Белевскому Преображенскому монастырю в 1658 году»[7], а затем, в 1832 г., еще 19 документов XVII–XVIII вв.[8]

В 1858 г. помещик села Уткино Белевского уезда, председатель Белевского уездного земского собрания, уездный предводитель дворянства Н. А. Елагин опублико-вал список с писцовой книги Белевского уезда 1632 г., в которой, в частности, описаны церкви и владения Белевского Спасо-Преображенского монастыря в Белевском уезде[9]. Он же издал описание земельных владений в Белеве и Белевском уезде по состоянию на 1792 г.[10]

В 1864–1880 гг. в «Тульских епархиальных ведомостях» (ТЕВ) преподаватель Тульской духовной семинарии В. И. Шумов (1835–1890) опубликовал историческое исследование «Белевский Спасо-Преображенский мужской третьеклассный монастырь»[11] и 31 документ монастырского архива[12]. Его исследование полностью опирается на коллекцию документов монастырского архива и собственные натурные наблюдения в монастыре.

В 1879 г. П. М. Строев опубликовал список настоятелей монастыря
с 1564 по 1868 г.[13] При составлении списка он пользовался материалами Московского главного архива Министерства иностранных дел и Московского государственного архива старых дел[14], ныне входящих в состав РГАДА[15]. В. И. Шумов одну из глав исторического исследования посвятил биографическим сведениям настоятелей монастыря с 1564 по 1773 г. Опираясь на труд В. И. Шумова, в котором имена настоятелей упоминаются в связи с той или иной деятельностью, можно составить некоторое представление о них вплоть до 1880-х гг. В. И. Шумов при написании главы о настоятелях опирался на монастырский архив и, в редких случаях, на эпитафии на каменных досках, расположенных по стенам Спасо-Преображенского собора, и плитах в усыпальнице под церковью Иоанна Предтечи[16]. Обе работы, опубликованные почти одновременно, первая — в 1877 г., вторая — в 1879-м, само-стоятельны, уникальны и дополняют друг друга, так как в их основе лежат разные по происхождению и составу источники.

Преподаватель Тульской духовной семинарии П. И. Малицкий в конце XIX в. составил на основе исследования В. И. Шумова краткое историко-статистическое описание монастыря, дополнив его лишь сведениями о средствах содержания обители в конце XIX в.[17]

В 1885 г. трудами известного археографа Н. А. Найденова были опубликованы материалы писцового дела XVII–XVIII вв. по Белеву[18], являющиеся ценным источником по описанию топографии и населения города. В некоторых документах перечисляются строения монастыря, описываются монастырские слободки с жильцами в них, лавки и полки на посадском торге, дворы с жильцами — крестьянами, монастырскими служителями, бобылями[19].

В последней четверти XIX — начале XX в. высочайше учрежденной 6 декабря 1865 г. Комиссией по разбору и описанию синодального архива были опубликованы несколько дел и «экстрактов» дел архива Святейшего Синода, относящихся к истории монастыря[20].

Белевский краевед и педагог П. М. Мартынов (1828–1895) во второй половине XIX в. опубликовал около пятидесяти работ, посвященных истории Тульского края, четверть из которых относится к белевской тематике[21]. В статьях, посвященных Белеву, содержатся краткие исторические сведения и о монастыре[22], а полностью описанию обители посвящена лишь одна статья[23].

В 1902 г. сотрудником Московского архива Министерства юстиции С. А. Шумако-вым были опубликованы четыре документа второй половины XVI в. из коллекции «Грамоты Коллегии экономии», связанные с монастырем[24]. В 2002 г. специалист РГАДА А. В. Маштафаров в связи с недостаточным уровнем археографической обработки документов С. А. Шумаковым переиздал эти документы, а также издал ранее неизвестную исследователям выпись на монастырские земли 1586/1587 г.[25] Кроме этого, заведующий архивохранилищем поместно-вотчинных и дворцовых учреждений РГАДА А. В. Антонов опубликовал еще один документ из собрания РГАДА — отдельную выпись от 25 сентября 1611 г. строителю Спасского монастыря Феодосию на дворовое место князя Д. Т. Трубецкого в Белеве для строительства церкви святителя Алексия, митрополита Московского (по списку 1690 г.)[26].

В 1896, 1902 и 1909 гг. протоиереем Н. А. Соловьевым были опубликованы более 10 документов XVII в. Крутицкого архиерейского казенного приказа, хранившихся
в архиве Московской духовной консистории, прямо или косвенно относящихся
к истории обители[27].

Фрагментарные, отрывочные сведения о монастыре содержатся в «Энциклопедическом словаре» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона[28], в книге «Православные русские обители…»[29], в «Энциклопедическом словаре русской цивилизации “Святая Русь”»[30], в пособии для экскурсий по Тульскому краю[31], в работах митрополита Макария (Булгакова)[32], Д. И. Багалея[33], А. А. Кизеветтера[34], В. В. Зверинского[35], священника Н. А. Соловьева[36], орловского священника Илии Ливанского[37], белевского помещика И. Ф. Афремова[38], архимандрита Леонида (Кавелина)[39], смотрителя Белевского духовного училища С. Г. Успенского[40], белевского протоиерея М. Ф. Бурцева (1842–1906)[41], белевского краеведа П. П. Тишина[42], председателя Козельского общества русских литераторов, краеведа А. В. Евгина[43], тульского краеведа, сотрудника Тульской палаты древностей О. Е. Глаголевой[44], тульского протоиерея Димитрия Кудаки[45], белевского топонимиста Е. Р. Барбашова[46], московского архитектора и художника И. Ю. Соснера[47], Н. А. Никитиной[48], в воспоми-наниях художника А. А. Пастухова[49], мемуаристки И. М. Картавцевой[50], в трудах преподавателя Московского пограничного института ФСБ России О. Ю. Кузнецова[51]

и профессора Московского государственного университета леса В. Д. Никишова[52].

Фрагментарные сведения о судьбе монастыря в 1920-х гг. содержатся в жизне-описании священномученика Игнатия (Садковского)[53].

В книге М. Е. Каулен «Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие Советской власти»[54] исследуется история преобразования храмов и монастырей
в музеи в первое послереволюционное десятилетие, их деятельности и ликвидации после 1927 г. В приложении в списке музеев 1920-х гг. Белевский музей-монастырь лишь упоминается[55]. Сама М. Е. Каулен отмечает, что «очень сложной, до конца не решаемой научной проблемой является на сегодняшний день составление списка всех музеефицированных в 1920-е годы культовых памятников»[56]. Документы, обнаружен-ные в ОПИ ГИМ, ГАРФ и НА ТОИАЛМ, позволили восполнить в представленной работе пробел в изучении истории музеев-монастырей в годы советской власти на примере истории Белевского музея-монастыря.

В трудах тульского архитектора В. Н. Уклеина (1898–1986) посвящено несколь-ко страниц историко-архитектурному описанию монастыря[57]. В. Н. Уклеин, в целом, опирается на работу В. И. Шумова, лишь изредка делая ссылки на архивные источники. До сегодняшнего дня — это единственное опубликованное описание архитектурного облика строений монастыря. В своем исследовании И. Агапов (ныне — протоиерей, проректор Тульской духовной семинарии), в частности, уделяет внимание и Белевскому Спасо-Преображенскому монастырю[58], почти целиком следуя В. Н. Уклеину, слегка перефразируя текст[59].

Ценный вклад в понимание значения монастыря в градостроительной концепции Белева, его влияния на архитектурную композицию и пространственную структуру города внесла архитектор-градостроитель В. М. Возлинская[60]. В частности, она возвела начало истории Белева к IX–X вв. и соотнесла место, на котором расположен монастырь, с поселением славян-вятичей. В XIII–XIV вв. на этом месте была крепость белевских удельных князей, а после ликвидации удельного княжения в середине XVI в. был основан монастырь, ставший на долгие века одним из основных градообразующих элементов Белева.

В 1993 г. отрядом Тульской археологической экспедиции на склонах холма, где располагается монастырь, проводились археологические исследования, результаты которых были изложены в трудах А. В. Шекова, доцента кафедры истории России Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого[61].

Белевский историк-краевед Р. А Беспалов в 2007 г. опубликовал статью, посвященную изучению вопроса причастности белевских удельных князей к основанию монастыря и анализу фрагмента монастырского синодика «Род благоверных князей Белевских»[62].

Завершая историографический обзор, можно сказать, что на сегодняшний день имеются два опубликованных историко-архитектурных исследования монастыря — В. И. Шумова и В. Н. Уклеина, а также неопубликованные — в виде исторических справок, составленных институтом «Спецпроектреставрация». Опубликованные после исследования В. И. Шумова во второй половине XIX — начале XXI в. архивные материалы и статьи в периодических изданиях, касающиеся монастыря, нуждаются в тщательном анализе и включении в целостную историческую картину с учетом привлечения вновь выявленных архивных материалов.

В отдельную группу из всего комплекса использованных в исследовании материалов следует выделить иллюстрации.

Первым по датировке источником с изображением монастыря следует считать «Вид чрез реку Оку Тульской губернии уездного города Белева», выполненный между 1794 и 1798 гг. тульским губернским архитектором Н. С. Сокольниковым[63]. Он был обнаружен в 2010 г. в частной коллекции сотрудницы Белевского районного художественно-краеведческого исторического музея Т. В. Хавториной. На нем изображен монастырь перед самым пожаром 1801 г. Это изображение уникально для описания архитектурного облика монастыря во второй половине XVIII в. Оно не было известно сотрудникам института «Спецпроектреставрация», проведшим историко-архивные исследования, никем не описывалось и в научный оборот не вводилось.

Для описания архитектурного облика монастыря ценна литография второй четверти XIX в. «Белев Тульской губернии» неизвестного происхождения из частной коллекции автора и офорты В. А. Жуковского. Известно всего два офорта Жуковского с видами Белева и интересующим нас Спасо-Преображенским монастырем и один — с часовней святителя Николая, принадлежавшей монастырю. Все три офорта были опубликованы в 1982 г. тульским краеведом и литератором А. Н. Милоновым[64]. Внизу офорты датированы самим Жуковским 15, 16 и 21 июля, год не указан. Нет сомнений, что все три офорта были выполнены поэтом и живописцем в 1837 г., когда он сопровождал великого князя Александра Николаевича (будущего императора Александра II) во время его путешествия по России. Попытаемся соотнести датировки офортов со сведениями о пребывании Жуковского в Белеве[65]. Во время пребывания в Туле 9 июля он получил разрешение покинуть свиту на десять дней для посещения своих родных белевских мест. Его ждал весь Белев. Вечером 13 июля Жуковский въехал в Белев. Ранним утром 14 июля он нанес визит городничему Колениусу, голове и предводителю дворянства Тараканову. Жуковский объехал город, останавливался в разных местах и рисовал. 15 июля Жуковским был создан офорт с видом Белева с северо-востока. 16 июля его приветствовало купечество
и дворянство города поднесением хлеба-соли и произнесением речей; в этот день Жуковский нарисовал часовню святителя Николая Чудотворца, находившуюся на Берестовой улице и принадлежавшую монастырю. 19 июля в Белев прибыл великий князь Александр Николаевич. 20 июля он осмотрел дом, где проездом из Таганрога скончалась в 1825 г. императрица Елизавета Алексеевна, затем Спасо-Преображенский мужской монастырь, дом, некогда принадлежавший Жуковскому, и — отбыл из Белева. А Жуковский остался. 21 июля он снова рисовал за городом, а вечером катался на лодке; в этот день им был изображен вид Белева из-за реки Оки с юго-востока. Утром 22 июля он выехал из Белева.

В фондах РГИА сохранились богатые иллюстративные материалы по церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы: чертежи северного фасада и план церкви до ее перестройки, проект перестройки церкви (северный фасад, план и продольный разрез), выполненные в 1853 г. архитектором А. А. Мейнгардом; проект на распростра-нение церкви и на устройство при ней церкви во имя Казанской Божией Матери на старом основании трапезы (северный фасад и план, продольный и поперечный разрезы), выполненный 27 ноября 1859 г. архитектором А. П. Пирковским, с поправ-ками Тульской губернской строительной и дорожной комиссии, сделанными в 1860 г.; проект церкви с надстройкой второго придела во имя Казанской Божией Матери, утвержденный 2 марта 1861 г. императором Александром II (северный и западный фасады, продольный разрез, планы 1-го и 2-го этажей).

В фондах АИИМК РАН хранятся фотографии западного фасада и иконостаса церкви святителя Алексия, митрополита Московского (Фотоархив II), а также выполненный в 1910 г. И. Власовым фрагмент генплана монастыря с церковью
и чертежи церкви (продольный разрез, план церкви, план цокольного этажа) (Ф. 1).

В фотоархивах Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени А. В. Щусева (ГНИМА) и АИИМК РАН хранятся фотографии монастыря, сделанные в 1914 г. членом Императорской археологической комиссии П. П. Покрышки-ным. Уникальная, единственная фотография внутреннего вида Спасо-Преображен-ского собора с иконостасом хранится в фондах ГНИМА. Она была атрибутирована нами по описаниям собора и иконостаса, сохранившимся в главной монастырской описи 1857 г.[66] и метрике 1887 г.[67] Судя по отсутствию риз на иконах, происхождение фотографии следует отнести ко времени после изъятия ценностей в монастыре, т. е. после 1922 г.

В ГАТО хранится план монастырской дачи при селе Жиморино, выполненный частным землемером И. Галкиным в 1897 г., неосуществленный проект перестройки Тихвинской часовни в церковь 1903 г. и план верхнего и нижнего этажей двух-этажных корпусов по обеим сторонам колокольни 1898 г.

Из планов монастыря известны следующие: план архитектора А. А. Мейнгарда 1853 г., план архитектора А. П. Пирковского от 27 ноября 1859 г., план монастыря 1861 г. (РГИА); план тульского губернского землемера Н. Челищева, выполненный во второй половине XIX в. (не ранее 1859 г.)[68] (ОПИ ГИМ).

В начале XX в. издательствами И. Е. Клушина с сыновьями, «М. Кампель» и Р. И. Ульянова был выпущен ряд открыток с видами Белева и монастыря, часть из которых были опубликованы в 2005 г. И. Ю. Соснером[69] и в 2009 г. генеральным директором тульской типографии «Борус» М. Б. Тенцером[70].

В опубликованных в 1912–1914 гг. Тульским отделом Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины материалах серии «Памятники искусства Тульской губернии» помещены фотографии монастырских строений, священнических риз, плащаниц, иконостаса церкви Иоанна Предтечи и надгробий в усыпальнице под ней с кратким их описанием[71].

Фотографии с видами монастыря первой четверти XX в. неизвестного происхождения хранятся в частной коллекции И. Ю. Соснера.

Между 1930 и 1932 гг. художник А. А. Попов, сын изобретателя радио А. С. Попова, проживавший в то время в Белеве, выполнил акварелью рисунок монастыря, вид с северо-востока, — это единственное изображение монастыря 1930-х гг.

Иллюстрациями, характеризующими состояние историко-архитектурных памят-ников монастыря во второй половине XX в., являются фотографии из научно-проект-ной документации института «Спецпроектреставрация», из коллекции БРХКМ,
И. Ю. Соснера, Ю. Д. Жиляева и частной коллекции автора, а в начале XXI в. — фотографии, выполненные автором в 2005 г., а также в результате наземной фотосъемки и фотосъемки монастыря с высоты птичьего полета, проведенной по нашей просьбе заместителем Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе А. Ю. Федоровым 27 апреля 2010 г. во время вертолетного перелета, приуроченного к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Интернет-ресурсы. В ходе работы были просмотрены материалы, касающиеся монастыря, размещенные в сети Интернет. Исторические сведения о монастыре в сети Интернет — фрагментарные, нового к нашей работе не добавляют, а порой содержат ошибки и неточности. Интернет-ресурсы привлекались для уточнения информации генеалогического характера. Иногда публикации в сети Интернет были единственной возможностью для уточнения каких-либо сведений. Так, например, перед нами стояла задача датировать уже упоминавшийся выше «Вид чрез реку Оку Тульской губернии уездного города Белева» из частной коллекции Т. В. Хавториной. В правом нижнем углу рисунок подписан: «Губернский архитектор Никифор Сокольников». Датировки нет. Поиски в архивах подобного рисунка и сведений о Никифоре Сокольникове результатов не дали. Необходимо было узнать, кто такой Никифор Сокольников и когда он мог выполнить этот рисунок. На сайте «Горное профессиональное сообщество дореволюционной России» Е. М. Заблоцкий в разделе «Личный состав центральных учреждений горного ведомства» опубликовал биографию Н. С. Сокольникова. Стало ясно, что подписант под рисунком и Н. С. Сокольников в публикации Е. М. Заблоцкого — это одно лицо, а рисунок мог быть выполнен между 1794 и 1798 гг., когда он был тульским губернским архитектором. Теперь необходимо было сверить эти сведения с книгой Е. М. Заблоц-кого «Биографический словарь деятелей горной службы дореволюционной России» (СПб., 2004). Однако этой книги не оказалось ни в Российской государственной библиотеке, ни в Государственной публичной исторической библиотеке, но есть она в Российской национальной библиотеке. Мы связались с автором книги Е. М. Заблоцким, который сообщил, что в «“Биографическом словаре деятелей горной службы” имя Н. С. Сокольникова отсутствует — словарь очень краткий. На сайте помещена дополненная (по отношению к изданной) версия этого словаря». В данном случае ссылка на электронный ресурс[72] — единственно возможная.

В сети Интернет размещены фотографии монастыря, выполненные 4 октября 2008 г. фотографом С. П. Носиковым и 5 ноября 2011 г. А. Мишиным и В. Кумаевым[73].

Новизна и результаты исследования. Впервые был выявлен и проработан корпус архивных документов XVI–XXI вв., относящихся к истории монастыря, находящихся в архивохранилищах более двадцати архивных, культурных, музейных и административных учреждений страны, а также ряд публикаций в периодических изданиях XIX–XXI вв.: «Церковных ведомостях», «Чтениях в императорском обществе истории и древностей Российских при Московском университете» (ЧИОИДР), «Московском телеграфе», «Русском иноке», «Тульских епархиальных ведомостях», «Тульских губернских ведомостях» (ТГВ), «Тульском церковном вестнике» (обновленческое издание), «Тульском крае», «Белевском пролетарии» и «Белевской правде» (БП), «Белевских чтениях» (БЧ), «Бурцевских чтениях», «Молодом коммунаре» (Тульская областная газета) и других. Корпус обнаруженных в периодических изданиях статей и заметок превышает число цитированных в настоящем исследовании.

Для разработки темы и уточнения сведений привлекалась информация в виде справок из Тульской областной универсальной научной библиотеки, Тульского государственного музея оружия, Открытого акционерного общества «Тульский оружейный завод», музея «Тульский кремль», Белевского отделения Тульского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация», Центрального архива Министерства обороны РФ, Центра реабилитации жертв политических репрессий и архивной информации Главного информационно-аналитического центра Министерства внутренних дел РФ, Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан, Отдела реабилитации жертв политических репрессий и архивной информации Информационного центра (ИЦ) Главного управления внутренних дел (ГУВД) Кемеровской области, ИЦ при ГУВД Новосибирской области, ИЦ УВД Архангельской, Тульской и Ярославской областей, Государственного архива Ярославской области, Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ, Службы регистрации и архивных фондов УФСБ РФ по городу Москве и Московской области, Специального государственного архива Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, УФСБ РФ по Республике Коми, Архангельской, Рязанской, Тульской и Ярославской областям.

С учетом обнаруженных архивных документов значительно расширены и уточнены сведения о монастыре в упоминавшихся выше работах В. И. Шумова
и В. Н. Уклеина. В данном исследовании впервые подробно затрагивается история формирования архитектурного ансамбля монастыря в XVI–XVII вв. и история новейшего, послереволюционного, периода его существования, ранее никем не рассматривавшаяся.

Структура диссертации. Настоящее исследование состоит из введения, пятиглав, заключения, списка сокращений, библиографии и приложений.

Объем диссертации — 464 страницы (более 719 тыс. знаков); объем библиографии — 1076 наименований, из которых: 698 — архивные источники, 359 — публикации, 19 — публикации в сети Интернет.

Общий объем приложений — 252 страниц. В приложении 1 помещен словарь исторических, архитектурных, бытовых и других терминов (около 600 терминов), встречающихся в данном исследовании. В приложении 2 — значения русских неметрических единиц. В приложении 3 — сводная таблица опубликованных архивных документов (всего 45 наименований), расположенных в хронологическом порядке, относящихся к истории монастыря, составленная на основе публикаций археографов, историков и краеведов XIX–XXI вв. Названия и датировки документов в таблице уточнены по оригиналам, обнаруженным в архивах; в таблице в колонке 1 указывается правильная датировка документа. Приложение 4 составляют иллюстративные материалы (210 рис.). Приложение 5 — карта владений Белевского Спасо-Преображенского монастыря со второй половины XVI в. до 1764 г. На карте отмечены деревни, села, пустоши, Монастырская и Игумнова слободки, участок реки Оки и озера, перевозы на реке Оке, Введенская Жабынская пустынь, церкви, часовни и мельницы, находившиеся в Белеве и Белевском уезде. С помощью белевского краеведа-топонимиста Е. Р. Барбашова удалось выявить приблизительное место-положение Католановской пустоши, деревни Добрятинской и озер, также принадлежавших монастырю. На карте размещены фрагменты топографической карты г. Козельска с условным указанием на местоположение Оптиной пустыни
и г. Кромы Орловской губернии с условным указанием на Троицкий монастырь и деревню Колчеву, а также фрагмент плана г. Москвы с отметкой церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове и двора, принадлежавшего монастырю. На карту нанесены Бобриковская и Федяшевская засеки, упоминаемые в настоящем исследовании. Их местоположение выявлено на основании описаний засек историка А. И. Яковлева, опиравшегося на архивные документы XVII в.[74] Нужно отметить, что сегодня невозможно точно определить границы засек, поэтому на карте они обозначены условно. Приложение 6 — межевой план монастырских сел Монаенок
и Кузменок, составленный в 1730-х гг. геодезистом А. Сафоновым в связи с реше-нием вопроса о возвращении монастырю земель, которыми завладели помещики Колычевы. Приложение 7 — карта угодий, поступавших в число владений монастыря с 1764 г. до конца XIX в. Приложение 8 — план г. Белева 1779 г.
с нанесенными церквями и часовнями, принадлежавшими монастырю во второй половине XVIII — первой четверти XX в.

Практическое значение исследования. В ходе разработки темы научные изыскания перешли в поле практической деятельности. В информационное поле проблем, связанных с восстановлением архитектурных памятников и возрождением монашеской жизни в монастыре, были вовлечены органы областного и местного самоуправления, Тульского епархиального управления, Центра по охране и использованию памятников истории и культуры Тульской области, а также широкие слои общественности. Проведенная в Белеве 27 февраля 2007 г. научно-практическая конференция «Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии: история и современность» стала отправной точкой в деле возрождения монастыря. 22 апреля 2009 г. была зарегистрирована «Православная религиозная организация Спасо-Преображенского мужского епархиального монастыря г. Белева Тульской области». Сотрудничество автора настоящего исследования с Центром по охране и использованию памятников истории и культуры Тульской области в области решения вопросов восстановления монастыря продолжается. Автор дает консультации в виде устных и письменных историко-архитектурных справок. Материалы исследования могут быть использованы специалистами при восстановлении монастыря, а также для создания церковно-исторического музея.

В ходе исследовательской работы были выявлены родственники священно-служителей и мирян, репрессированных в Белевском крае в 1920–1930-х гг., в том числе и священномученика Игнатия (Садковского). 28 февраля 2010 г. Московскую духовную академию посетили родственники священномученика Игнатия (Садковского)[75]. 25–26 сентября 2010 г. в Белеве прошли мероприятия, посвященные памяти духовенства и мирян, репрессированных в 1920–1930-х гг. 25 сентября участники конференции посетили белевские монастыри и тюрьму, где была установлена мемориальная плита с надписью: «В Белевской тюрьме находились
в заключении святые Русской Православной Церкви — священномученики Игнатий (Садковский) и Никита (Прибытков), преподобномученик Исаакий (Бобраков) Оптинский, преподобномученица Августа (Защук), священнослужители, монашеству-ющие и миряне, репрессированные в 1920–1930-х годах»[76].

Апробация результатов исследовательской работы. Первые статьи автора вышли в свет еще до закрепления темы диссертационного исследования[77].

В ходе работы над диссертацией, в первую очередь, было восстановлено древо настоятелей монастыря, выявлен их статус и епархиальное подчинение обители с середины XVI по начало XXI в.; были составлены краткие историко-биографические справки с фотографиями и автографами настоятелей, перечнями их трудов и литературы о них[78].

Выделенные в отдельную группу сведения о погребениях на территории монастыря позволили проследить формирование монастырского некрополя с середины XVI по начало XX в. и установить социальный статус лиц, погребенных в монастыре, их отношение к обители[79]. Публикация сведений о лицах, погребенных на территории монастырского некрополя, способствовала обретению потомками мест погребений их родственников. Так, обрели места захоронений своих родственников Варвара Сомова и Константин Озеров, online casino dgfev праправнук контр-адмирала М. В. Озерова († 1919), погребенного в монастыре[80].

В 2009 г. автором настоящего исследования были опубликованы историко-биографические сведения об И. П. Сахарове, В. И. Шумове и Н. И. Троицком с подробным описанием их трудов, посвященных истории монастыря, была освещена история основания обители и формирования комплекса монастырских построек с середины XVI до конца XVII в., выявлена роль настоятелей в разрешении вопросов, связанных с многогласием и раздорами по поводу использования старопечатных и новопечатных книг при богослужении, а также в борьбе со старообрядческим расколом в Белеве и Белевском уезде во второй половине XVII в.[81]

Работа в области раскрытия истории монастыря в XX–XXI вв. выявила тот факт, что комплексные исследования по истории Тульской епархии отсутствуют. Для того, чтобы представить историю монастыря исторически последовательной и логически обоснованной, была предпринята попытка увязать ее с общецерковной. Так, было опубликовано исследование, посвященное истории церковной жизни в Белевском крае в XX–XXI вв., в котором особое внимание уделяется Белевскому Спасо-Преображенскому монастырю[82].

В статье «Священномученик Игнатий (Садковский), епископ Скопинский, викарий Рязанской епархии», опубликованной в 2010 г., вниманию читателя предложено жизнеописание святого, а также затрагивается история монастыря в 1920–1923 гг.[83]

Результаты исследований новейшего периода истории монастыря были апробированы на научно-практической конференции «Белевский Спасо-Преображенский монастырь: история и современность» в Белеве 27 февраля 2007 г.[84] и на сайте БОГОСЛОВ.RU[85]

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется цель, объект, предмет, хронологические рамки, задачи, основные методы исследования. Характеризуется источниковедческая база, дается историографический обзор, обосновывается использование Интернет-ресурсов. Излагаются сведения о новизне, результатах, структуре, практическом значении и апробации исследовательской работы.

Глава I представляет собой описание истории монастыря от основания до последней четверти XVII в. и состоит из трех разделов.

В разделе 1 анализируются мнения историков и краеведов о времени основания монастыря и его основателях. Ретроспективные наблюдения и критический анализ архивных документов и публикаций историков и краеведов позволили установить источники датировок основания монастыря 1525 и 1564 гг. и признать их несостоятельность. Сведения о том, что строителями монастыря до времени царствования Ивана Грозного (1547–1584) были князья Солнцевы-Засекины, также не имеют оснований. Первые упоминания о них в связи с историей Белева относятся к последней четверти XVI в., т. е. к тому времени, когда монастырь уже существовал. Солнцевы-Засекины строили в монастыре церкви в XVII — начале XVIII в., в этом смысле их можно назвать строителями монастыря, но не основателями.

Учитывая, что точная дата основания монастыря неизвестна, можно гипотетически выстроить представление о началах христианской жизни в белевских местах и зарождении монастыря. В IX–X вв. на территории древнего центра Белева на высоком гористом берегу Оки существовало несколько городских поселений славян-вятичей. На территории «старого городища» в XIII–XIV вв. располагалась крепость-детинец белевских удельных князей, ставшая ядром княжеского города Белева. Задолго до основания монастыря на его месте, в княжеской крепости-детинце, могла быть одноименная ему Спасская церковь, устроенная в незапамятные времена на месте языческого капища славян-вятичей в эпоху христианизации Верхнего Поочья, которую связывают с миссионерской деятельностью священномученика Кукши в XII в. По крайней мере, достоверно известно, что жившие на рубеже XIV–XV вв. белевский князь Михаил Васильевич и его супруга Мария были православными и особенно почитали преподобного Кирилла Белозерского.

Датировка культурного слоя на территории старого посада, прилегающего с запада к монастырю, восходит online casino к XIV–XVI вв., на северном и восточном склонах старого белевского городища — к XIV–XVIII вв., на территории старого посада, прилегающего с южной стороны к старому городищу, — к XV в.

В архивных документах, начиная с середины XVI в., т. е. когда уже было ликвидировано белевское удельное княжение, на месте старой княжеской крепости упоминается Спасский монастырь, причем само место в актах второй половины XVI–XVII вв. называется «посадом, старым городищем».

В разделе 2 приводятся первые документальные свидетельства о существовании монастыря, относящиеся к casino online середине XVI в., после ликвидации белевского удельного княжения. Эти свидетельства позволяют достоверно утверждать, что в середине XVI в. монастырь уже существовал. На его территории возводились casinoahels.com жилые постройки — избы-кельи. Вкладчики не только благотворили монастырю, но и принимали в нем монашеский постриг. Монастырь принимал участие в освоении степной окраины Московского государства, заселяя пустоши крестьянами.

Можно предположить, что с ликвидацией белевского удельного княжения в середине XVI в.комплекс церквей и других строений княжеского города, построенных при белевских удельных князьях, стал церковным достоянием. Однако неизвестно, когда именно в нем было положено начало And ensuring that you have adequate home and auto affordable-health.info is key to your financial plan. монашеской жизни. Монахи могли населять княжеский город еще и при жизни удельных князей, а не только после их удаления. В этом смысле белевских удельных князей можно назвать основателями монастыря. В ряде монастырских документов содержится информация о передаче царем Иваном Грозным монастырю бывшей вотчины белевских удельных князей деревни Монаенки, а также некоторых других селений и угодий. Акт передачи княжеских вотчин закрепился в монастырском предании об основании монастыря белевскими князьями, а также в богослужебном их поминовении.

К 1610-м гг. на территории монастыря сформировался архитектурный комплекс из пяти деревянных церквей, из которых главной была соборная Преображенская. Она была выделена архитектурно с помощью шатрового завершения, в то время как другие церкви были клетскими.

Краткий экскурс в историю деревянного зодчества позволил составить представление об архитектурном облике церквей. Впервые был осмыслен термин «островерх», ранее не встречавшийся в исследованиях, посвященных истории памятников деревянного зодчества. Можно сказать, что слово «островерх» указывает на крутое, сильно Kokonaan suomennettu kasino soveltuu tietysti suomalaisille casino erinomaisesti. сужающееся кверху, пирамидальное, casino pa natet шатровое завершение церкви.

В первой четверти XVII в. Белев неоднократно подвергался нападению со стороны польско-литовских захватчиков. В 1615 г. трехтысячное польско-литовское войско под предводительством гетмана А. И. Лисовского при отступлении под натиском войск Д. М. Пожарского напало на Белев и пожгло город, посад, церкви и монастырь.

В разделе 3 описывается история возрождения и формирования нового деревянного монастыря с 1615 г. до casinos online последней четверти XVII в., описываются типы деревянных церквей, перечисляются вклады на строительство и украшение церквей.

По сравнению с началом XVII в. в архитектурно-художественном облике монастырских церквей произошли серьезные изменения. Стремление к выражению красоты побуждало зодчих повышать высоту церкви не только с помощью шатрового завершения, но и путем устройства подклета, который использовался для служебно-хозяйственных нужд. Для обеспечения входа в церковь прирубали паперть и ставили крыльца с лестничными маршами.

Помимо возведения церквей на территории монастыря в XVII в., традиционно, как и ранее, во второй половине XVI — начале XVII в., продолжалось строительство хозяйственных и жилых строений. Они строились как насельниками монастыря, так и поступали в виде вкладов от мирских лиц.

Вкладчики, среди которых были крестьяне, посадские люди, казаки Белева, сел
и деревень Белевского уезда и других городов, нередко принимали монашество в монастыре, предварительно пройдя послушание, например, в слугах, в качестве рыболова, или совершая другие работы по монастырскому хозяйству. В течение XVII в. деревянные церкви ветшали и разбирались, некоторые из них возводились вновь. Так продолжалось до последней четверти XVII в., когда в монастыре началось каменное строительство.

Глава II посвящена историко-архитектурному описанию памятников архитектурного ансамбля монастыря, а также краткому изложению сведений о благо-устройстве обители в последней четверти XVII — первой четверти XX в.

В разделе 1 выявлены возможные причины и обстоятельства строительства каменных церквей в последней четверти XVII — начале XVIII в., это: 1) укрепление позиций Церкви и государства в борьбе со старообрядческим расколом в южных границах Московского государства, ставших прибежищами для раскольников; 2) необходимость усиления монастыря как церковно-административного центра Крутицкой епархии в Белеве и Белевском уезде; 3) внимание к монастырю ближайших родственников династии Романовых — Нарышкиных, а также их окружения, особенно если учесть симпатии Нарышкиных Патриарху Никону, боровшемуся с расколом; 4) попечение о нем царских родственников и лиц из ближайшего царского окружения, связанное с вкладами на заупокойное поминовение; 5) постоянное попечение о монастыре представителей известных родов — Солнцевых-Засекиных, Волконских, Сомовых, — для которых он стал родовой усыпальницей, причем не исключено, что забота о монастыре со стороны Воейковых и Юшковых вызвана той же причиной, хотя прямых свидетельств об их захоронениях на территории монастырского некрополя не обнаружено, а можно лишь из записей во вкладной книге и синодике сделать такое предположение; 6) пожар 1681 г., уничтоживший деревянные строения монастыря. Краткий обзор истории формирова-ния архитектурного ансамбля монастыря в последней четверти XVII — первой четверти XX в. представлен на фоне исторических событий, в рамках которых происходили изменения архитектурного облика монастырских строений. Последнюю четверть XVII — первую четверть XIX в. в истории обители можно назвать эпохой формирования архитектурного ансамбля монастыря, почти полностью сохранившего-ся до настоящего времени.

В разделе 2 предпринята попытка создать целостное представление о формиро-вании архитектурного ансамбля монастыря на протяжении последней четверти XVII — начала XX в. На данном этапе исследовательской работы были выявлены сведения о постройках, существовавших на территории монастыря, установлены даты и причины их строительства и перестроек, описана архитектура. Эти постройки следующие: Спасо-Преображенский собор (1683–1686), церковь святителя Алексия, митрополита Московского, на Святых воротах (1693–1696), церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы (1695–1699), церковь святого Иоанна Предтечи (1706–1712)
с примыкающим корпусом (XVIII в.), колокольня (1816–1818, 1820–? гг.), двухэтаж-ные корпуса по обеим сторонам колокольни (первая четверть XIX в.), настоятельский корпус (между 1803 и 1826 гг.), стена-ограда монастыря (XVIII — начало XIX в.).
В разделе кратко описано внутреннее убранство Спасо-Преображенского собора и церквей.

В разделе 3 на основании соотнесения историко-архитектурных описаний монастырских строений со сведениями архивных документов о других постройках на территории монастыря и за его стенами, служебных, жилых, хозяйственных и хозяйственно-бытового назначения, точные даты создания и существования которых установить не представляется возможным, воссоздана динамика застройки монастырской территории и формирования архитектурного облика монастыря в последней четверти XVII — начале XX в. Панорама архитектурного благолепия монастыря предстает на фоне городских церквей, одноэтажных и двухэтажных жилых, административных и хозяйственных построек, утопающих в зелени садов. Сведения архивных документов позволили установить, что к 1826 г. сформировался комплекс построек, состав которого почти не изменился к началу XX в. Изменения, в основном, касались архитектурного облика самих строений.

Наблюдение за сведениями архивных документов позволило сделать вывод, что в течение XVIII–XIX вв. деревянные постройки в монастыре почти полностью были вытеснены каменными. Основными причинами процесса вытеснения были пожары, быстрое обветшание деревянных строений, а также стремление к улучшению жилищно-бытовых условий в монастыре.

В разделе 4 описывается благоустройство монастыря. В организации внутрен-него пространства монастыря особое место занимали сады. Архивные документы позволили локализовать участки сада и огородов на территории монастыря, выявить породы деревьев, а также установить, что к возделыванию сада монастырь привлекал профессиональных мастеров-садоводов. В начале XX в. на территории монастыря присутствовали элементы ландшафтной архитектуры — деревья, хвойные, плодовые и лиственные, изгородь, кресты и памятники монастырского некрополя, дорожки, рассекающие зеленый массив и облегчающие его восприятие. К юго-западу online casinos in australia от Спасо-Преображенского собора располагалось строение, похожее на часовню или ротонду. Водоснабжение монастыря было организовано с помощью привозной воды, а также осуществлялось из колодца, находившегося на его территории. Первые сведения
о колодце встречаются в документах второй половины XVIII в. Централизованная система водоснабжения, с помощью водопроводов, проведенных к монастырским зданиям из городского водопровода, была устроена около 1910 г., видимо, тогда же была устроена хозяйственно-бытовая канализация. Выявлено наличие ливневой канализации. Для сбора мусора на территории монастыря были устроены сорные ямы, для нечистот — отхожие места. В 1914 г. было устроено электрическое освещение.

Глава III посвящена истории земельных, водных и имущественных владений монастыря. В истории монастырских владений выделены два периода: 1-й — от основания монастыря до 1764 г.; 2-й — с 1764 по 1917 г.

В разделе 1 освещается история формирования фонда монастырских земельных, водных и имущественных владений во второй половине XVI — второй половине XVIII в. (до 1764 г.).

Вторую половину XVI в. можно назвать временем складывания основного фонда владений монастыря. Именно в это время формируется комплекс земледельческих, лесных и промысловых объектов (рыбных и бортных), на долгие годы ставших основными статьями содержания монастыря. В числе владений монастыря — вотчины белевских удельных князей, переданные монастырю по указу царя Ивана IV, а также земли, участок реки Оки протяженностью более 100 км с притоками и озерами, рыбные ловли, бобровые гоны, перевозы на реке Оке, лесные и бортные угодья, жалованные бывшими после него государями. Среди вкладов частных лиц — чаще всего дворы, иногда земли. Рост числа монастырских владений в XVII — третьей online casino canada четверти XVIII в. (до 1764 г.) был незначительным. Однако именно это время отмечено развитием инфраструктуры монастырского хозяйства в принадлежавших монастырю владениях.

Рядом с монастырем располагалась Монастырская слободка с храмом святителя Алексия, митрополита Московского, а на расстоянии полуверсты от него на речке Малой Вырке — Игумнова слободка. В Монастырской слободке жил поп, дьякон, церковные дьячки, пономарь, монастырские служки, работники и беспашенные бобыли, в Игумновой слободке — беспашенные бобыли. Жители слободок работали свечниками, котельниками, плотниками, токарями, кузнецами, занимались рыбо-ловством и другими делами по монастырскому хозяйству. В Игумновой слободке были мельницы и кирпичный завод. Крестьяне монастырских сел и деревень выполня-ли полевые и другие хозяйственные работы. Они облагались столовыми и хозяйствен-ными сборами на монастырь.

К числу имущественных владений, бывших за монастырем во второй половине XVI — третьей четверти XVIII в. (до 1764 г.), следует отнести двор в Москве, монастыри, церкви и часовни. В разное время к монастырю приписывали по причине запустения или упразднения другие обители, находившиеся на недалеком расстоянии от него. В 1666–1764 гг. за монастырем числился Троицкий мужской монастырь г. Кромы Орловской губернии, в 1724–1776 гг. — Белевская Жабынская Введенская пустынь, в 1724–1726 гг. — Козельская Введенская Оптина пустынь. Монастырь строил в этот период церкви в Белеве и Белевском уезде, из которых известны следующие: деревянная церковь святого великомученика Георгия Победоносца в сельце Коринском (последняя четверть XVI в.), деревянная церковь святого великомученика Георгия Победоносца в селе Монаенки (первая четверть XVII в.), каменная церковь в честь святителя Амвросия Медиоланского (первая четверть XVIII в.). В 1709 г. была построена деревянная часовня за речкой Выркой «на верху Пониковки», в конце XVI — начале XVII в. — деревянная часовня «на старом погостищи» между селом Монаенки и деревней Кузменки. В описи 1763–1764 гг. упоминается деревянная часовня в честь святых апостолов Петра и Павла в деревне Сенюхиной. К XVIII в. следует отнести строительство деревянной часовни в честь святителя Николая на Берестовой улице в г. Белеве.

В 1764 г. все владения монастыря были переданы в ведение Государственной коллегии экономии.

В разделе 2 представлена история спорных, тяжебных дел монастыря с другими землевладельцами. Выявлено, что истоки этих проблем восходят ко второй половине XVI — началу XVII в., когда в результате набегов крымских татар и польско-литовских интервентов были разорены владения монастыря и других собственников в Белевском уезде. Крестьян уводили в плен, другие — разбредались, поэтому вотчины пустели, постепенно зарастали лесом. Процесс возрождения сел и деревень был непростым. Крестьяне вновь распахивали запустевшие земли и прикапывали их к владениям своих собственников. Из-за утраты межевых признаков и граней трудно было определить границы владений собственников. Часто этим обстоятельством пользовались неправедно. Было даже так, что землевладельцы подавали царю челобитные с просьбой о наделении их землями, ранее входившими в состав монастырских вотчин. Рядом государевых грамот XVII в. таким челобитчикам было отказано в исполнении просьб и подтверждено право монастыря на владение земля-ми, примеренными из старых монастырских угодий. Завладение помещиками Колычевыми монастырскими угодьями в районе деревни Кузменки в XVII в. следует считать самым крупным в истории землевладений монастыря. В завладении Колычевых оказались 412 десятин разных монастырских угодий. Тяжбы монастыря
с Колычевыми длились несколько десятков лет, с 1680-х по 1730-е гг. В 1730-х гг. эта земля была отмежевана по писцовым книгам 1627/1628–1629/1630 гг. и возвращена монастырю.

Если тяжбы монастыря с Колычевыми о границах землевладений были заложены еще в начале XVII в. и были связаны с восстановлением старых писцовых межей, то другие явно были вызваны несанкционированным вторжением и захватом монастырских вотчин. Это было и вторжение в бортные угодья, и несанкционирован-ный покос сена, и самовольное поселение на посадском дворовом месте в Белеве, принадлежавшем монастырю, и лов рыбы, и засорение мочалами и пенькой реки Оки с притоками и озерами, и заведение перевоза на реке Оке недалеко от монастырского перевоза. Был случай, когда помещик И. П. Воейков добился выдачи царской грамоты на владение рыбными ловлями, минуя прежние царские грамоты, путем обещания выплаты в государственную казну оброка больше монастырского. Настоятель монастыря игумен Геласий в 1653 г. подал государю челобитную и спорное дело разрешилось в пользу монастыря.

Монастырю наносили убытки не только частные лица, вторгавшиеся самовольно в его владения. Известен случай, когда ущерб монастырским вотчинам и крестьянам наносили белевские засечные воеводы. Большая Засечная черта была главным оборонительным рубежом на окраине Московского государства. Пограничная засечная стража формировалась из жителей прилегающих в Засечной черте поселе-ний. Монастырские крестьяне села Монаенок и деревни Кузменок несли сторожевую службу в Федяшевской засеке. В 1684 г. архимандрит Иов подал царям Иоанну
и Петру Алексеевичам челобитную, в которой писал, что засечные воеводы, по царскому указу, ездят по той засеке и «чинят убытки великие» монастырским крестьянам, так что от этих убытков и налогов крестьяне разбрелись. В ноябре 1684 г. царской грамотой засечным воеводам не велено было монастырских крестьян указанных вотчин «в засечных делах ведать», теперь ими стали ведать белевские осадные воеводы. 22 февраля 1685 г. была послана царская грамота белевскому воеводе В. Воейкову, которой было предписано ему ведать «крестьян, которые живут по Белевскую засеку во всяких засечных делах», а крестьянам велено засеку «за их монастырским отводом… ото всяких засечных порух оберегать безпрестанно».

Таким образом, эпоха XVII — первой половины XVIII в. в истории монастырских угодий изобилует фактами тяжб монастыря с другими владельцами. Из причин, обусловивших возникновение тяжб, или спорных дел, можно назвать утрату межевых признаков в результате разорения монастырских сел и деревень во второй половине XVI в. крымскими татарами, а начале XVII в. польско-литовскими интервентами, и попытки восстановления их впоследствии, а также несанкциониро-ванное вторжение, захват и использование монастырских вотчин.

Выявленная история спорных дел монастыря с другими лицами показывает, что эти тяжбы разрешались русскими государями в соответствии с исстари закреплен-ными юридически правами и определенными границами владений, в данном случае в пользу обители.

В разделе 3 рассматривается история владений монастыря во второй половине XVIII — начале XX в. (до 1917 г.). В результате секуляризации монастырских земель, проведенной в 1764 г., за монастырем осталась лишь усадебная земля, на которой он располагался, и пустопорожнее место на скате холма около реки Оки. После 1764 г. в число владений монастыря поступали угодья, выделявшиеся государством. Для содержания монастыря, согласно положению о штатах 1764 г., были отведены следующие угодья из прежних его владений: скотный двор в Игумновой слободке; огородная земля около деревни Ламоновой; Сныховское озеро с бечевниками и луговая земля за рекой Окой. В 1797 г. монастырь получил мельницу на речке Мезгее при деревне Мезгее, в 1800 г. — пашенную землю при отвершке Акульшина оврага около села Тургенева Чернского уезда, в 1865 г. — лесную дачу около села Жиморина. Более никаких угодий в монастырь не поступало вплоть до casino pa natet 1917 г. В этом году все монастырские владения были национализированы.

История монастыря во второй половине XVIII–XIX вв. отмечена строительством Николо-Часовенной церкви (1867–1869 гг.) и нескольких часовен в Белеве. В 1811 г. на Козельской улице возле Козельской заставы в Белеве была возведена каменная часовня в честь Тихвинской иконы Богоматери, а между 1874 и 1878 гг. — каменная часовня в честь иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость». Из всех церквей, когда-либо принадлежавших монастырю, до настоящего времени сохранилась только Николо-Часовенная на Берестовой улице, ни одной часовни не сохранилось. Все каменные часовни были разрушены в XX в.

Глава IV посвящена описанию житий святых и святынь монастыря. При выборе и первоначальной разработке темы настоящего исследования возник, в частности, вопрос, какие святыни были в монастыре. При дальнейшей работе над историей обители были выявлены не только сведения о святынях, но и о святых, подвизавших-ся в монастыре. Поэтому глава исследования, посвященная истории и описанию святынь, расширена и предваряется изложением житий святых.

В разделе 1 помещены краткие жизнеописания святого блаженного Никифора (1773–1851), мощи которого почивают под спудом в монастыре, священномученика Петра (Зверева; 1878–1929), бывшего настоятелем монастыря в 1909–1916 гг., и священномученика Игнатия (Садковского; 1887–1938), местом жительства и деятельности которого в должности епископа Белевского, викария Тульской епархии, стал в 1920–1923 гг. монастырь. Жизнеописания священномучеников Петра (Зверева) и Игнатия (Садковского) неоднократно публиковались игуменом Дамаскиным (Орловским) и автором настоящего исследования. Круг публикаций, относящихся к личности этих святых, расширяется до настоящего времени, так что назревает необходимость в создании более полных вариантов житий угодников Божиих. Поэтому в настоящей работе жизнеописания святых изложены кратко, с отнесением в ссылку перечня их трудов и списков архивных источников и литературы о них. Особое внимание в нашем исследовании уделено белевскому периоду деятельности священномученика Петра (Зверева) и Игнатия (Садковского).

В разделе 2 описаны серебряные святые кресты-мощевики. Установлены имена вкладчиков этих крестов. В 1922 г. во время кампании по изъятию церковных ценностей из монастыря были изъяты шесть серебряных напрестольных крестов.

В разделе 3 описываются святые иконы, находившиеся в монастырских храмах и часовнях. В течение многовековой жизни монастыря его храмы пополнялись святыми иконами. Чаще всего вкладчиками этих святынь были именитые люди, а подарены они были по какому-либо случаю, например, дню смерти или поминове-ния усопшего. Несколько монастырских икон особо почитались народом издавна, это: местночтимая икона Тихвинской Богоматери в Тихвинской часовне, чудотворная икона святителя Николая Чудотворца и местночтимая икона святителя Амвросия Медиоланского в Никольской часовне (перенесенные затем в Николо-Часовенную церковь), чудотворная икона «Всех скорбящих Радость», древний образ святого Иоанна Крестителя, иконы Преображения Господня и Пресвятой Богородицы «Одигитрии», подаренные в 1621/1622 г. княгиней А. В. Волконской, другой образ Преображения Господня, которым царь Иоанн Алексеевич благословил окольничего Т. Б. Юшкова, поставленный в 1699/1700 г. в Спасо-Преображенском соборе, список с Федоровской иконы Богоматери в Пафнутьевском приделе Введенской церкви. Икона преподобного Макария Жабынского, находившаяся во Введенском храме монастыря, была написана в 1886 г. на народные средства в связи с восстановлением в 1886–1888 гг. чествования памяти этого святого. Почитание иконы священномученика Кукши, стоявшей в Спасо-Преображенском соборе, написанной в 1892 г., было связано с избавлением Белева от холеры, свирепствовавшей в России, и основано на чувстве благодарности святому за просвещение вятичей светом христианства в XII в.

Глава V посвящена новейшему периоду истории монастыря, с 1917 г. по нача-ло XXI в. Этот период истории монастыря никем никогда не изучался. Впервые результаты исследовательской работы по новейшему периоду истории монастыря были опубликованы автором настоящего исследования в книге «Белевский край. Очерки церковной жизни XX–XXI вв.» (М., 2010. 576 с., ил.). Проведенный в дальнейшем скрупулезный анализ и введение в поле исследования новых архивных документов позволили уточнить и расширить сведения о монастыре в XX — начале XXI в. Достигнутые результаты отражены в главе V настоящего исследования.

В разделе 1 представлена история монастыря в первые годы Советской власти. Монастырь предстает на фоне событий, происходивших в стране в связи революционным переворотом 1917 г. Священномученик Петр (Зверев), бывший настоятелем монастыря в 1909–1916 гг., много потрудился над его благоустройством и упорядочением богослужебной жизни. При нем монастырь вступил в фазу активного социального служения, благотворительной и образовательной деятельности. Апогей расцвета монастырской жизни сменился разгоном насельников Andra exempel pa livespel fran Playtech ar Live Roulette , live baccarat, live casino hold’em, live sic bo, live keno och live mahjong paigow. обители в первые годы советской власти и постепенным разграблением монастырского имущества. Земельные угодья и имущество монастыря в 1917 г. были национализированы. В 1918 г. белевскими властями предпринимались попытки выселить монашествующих из монастыря. Пять церквей и три часовни 30 марта 1919 г. были переданы по договору Белевским Советом рабочих и крестьянских депутатов в бессрочное и бесплатное пользование обществу верующих. Церкви монастыря использовались общиной для богослужения, в жилых корпусах еще жили монахи, а некоторые здания использова-лись для общественных нужд. В монастыре расположился детский сад им. К. Маркса. Активная борьба новой власти против монастырей в народе поддержки не вызвала, на заседаниях Белевского уездного комитета партии неоднократно принимались решения о приостановлении проведения в жизнь декрета об отделении Церкви от государства. Время с 1918 по лето 1920 г. в документах монастырских называется временем тяжелым и голодным, временем крайней голодовки. Братия стремилась на приходы, а иеродиакон Тихон (Солтан) в 1919 г. снял монашество и сан и ушел из монастыря. 5 апреля 1920 г. Святейшим Патриархом Тихоном во епископа Белевского, викария Тульской епархии, был хиротонисан архимандрит Игнатий (Садковский). Монастырь стал местом его пребывания. Епископ Игнатий прилагал все усилия к сохранению монастырской жизни в стенах обители и старался удержать братию от уклонения в обновленческий раскол в 1922–1923 гг.

В разделе 2 освещены события ликвидации монастыря (1921–1922 гг.) и изъятия церковных ценностей (1922 г.). В 1921 г. монашествующие были выселены из монастыря, церкви со всем имуществом были переданы по договору общине верующих, а в четыре дома заселили семьи рабочих и служащих, главным образом, железной дороги, которые долго не могли получить квартир, так как в городе ощущался острый жилищный кризис и необходимо было скорее освободить используемые под жилье на станции Белев несколько десятков вагонов. Все выселенные насельники монастыря, кроме пожелавших уехать к родственникам и знакомым, получили жилые помещения в городе. Заявлений и протестов со стороны монахов и населения не было. 12 января 1922 г. ликвидация монастырей Белевского уезда была утверждена Президиумом Всероссийского центрального исполнительного комитета casino online Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. В связи с ликвидацией белевских монастырей на их территории был образован Красный рабочий поселок, позднее именовавшийся Краснорабочим.

Следующий удар по монастырю был нанесен кампанией по изъятию церковных ценностей, которая проводилась в 1922 г. Из монастыря было изъято 7 пудов 13 фунтов 66 золотников серебра. В составе четвертой партии вывозимых 22 июля 1922 г. из Тульской губернии 29 ящиков с церковными ценностями, из которых по Крапивне — 6 и Белеву — 23, серебряные предметы церковной утвари и ризы с икон были отправлены в Государственное хранилище ценностей в Москву.

В разделе 3 описывается история музея, образованного в стенах монастыря, установлены время и причины его создания и закрытия.

Монастырь 1 декабря 1921 г. был взят на учет Отделом музеев Главнауки НКП как памятник архитектуры, живописи и прикладного искусства. Необходимость создания музея была вызвана тем, что в монастыре хранилось множество предметов живописи, прикладного искусства, рукописей, архивных материалов и уникальных печатных изданий. Музей не имел средств к существованию, поэтому для выполне-ния хозяйственных работ и несение охраны в музее на бесплатной основе были привлечены сотрудники садово-строительной артели, которые были монахами монастыря. Организация музея и легализация деятельности садово-строительной артели, большинство работников которой были монахами, рассматривались епископом Игнатием (Садковским) и Т. Н. Стоговой, научной сотрудницей музея,
в качестве одного из способов сохранения монастырской жизни в стенах обители.

В январе 1923 г. в связи с арестом епископа Игнатия (Садковского) и ликвида-цией Белевской Спасо-Преображенской общины в ведение музея перешли монастыр-ские храмы и часовни. Только в жилых зданиях проживали еще монашествующие, которым это было разрешено за бесплатное хозяйственное обслуживание музея
в монастыре. Распоряжением Главнауки НКП РСФСР от 10 июня 1925 г. музей Белевского монастыря стал отделением Белевского историко-художественного музея
и назывался уже Музеем старины и быта. Экспонаты в большом количестве поступали в Музей старины и быта из монастырей и церквей города Белева и его окрестностей. Недостаточное внимание со стороны органов советской власти к нуждам музея, выражавшееся в отсутствии финансирования, сбоях в снабжении музея дровами для отопления, несвоевременном проведении ремонта помещений, — все это ставило под угрозу существование музея. В Белевском горсовете и финансовом отделе райиспол-кома неоднократно обсуждался вопрос о ликвидации имущества и здания Музея старины и быта. В 1929 г. Москва, как и многие другие города России, потеряла десятки ценнейших архитектурных памятников. С этого времени ведется отсчет явлений, чудовищных по своим последствиям, — коллективизации, тотальной идеологизации общественных наук, разгрома краеведения, музейного дела. Последние дни доживал и Музей старины и быта. В 1930 г. Музей старины и быта уже не функционировал. В это время планировалось устроить в монастыре музей анти-религиозной пропаганды — второй, как предполагалось, по значимости после музея
в Тульском Успенском Кремле. Этой затее не суждено было осуществиться.

В разделе 4 освещена история монастыря в первые годы обновленческого раскола, выявлено отношение монахов к обновленцам. Ряд мероприятий органов советской власти и обновленцев в 1922–1923 гг. привели к ликвидации Белевского церковного правления — единственного административного органа в епархии, председателем которого был епископ Игнатий (Садковский), находившийся в канони-ческом единстве со Святейшим Патриархом Тихоном, парализации легальной деятельности общины, существовавшей в стенах монастыря, и к ее ликвидации в августе 1923 г. В ноябре–декабре 1922 г. белое духовенство г. Белева и Белевского уезда постепенно перешло на сторону обновленческого раскола. В связи с этим епископом Игнатием была образована Белевская Спасо-Преображенская церковно-православная община в стенах монастыря. Монастырь стал оплотом Православия в Белевском крае. Прихожане некоторых белевских церквей, а также часть монахинь Крестовоздвиженского монастыря перестали посещать храмы, в которых служили обновленцы, и принимать от них святые таинства, а обращались в Спасо-Преображен-ский монастырь. В декабре 1922 г. раскол между монахами и обновленцами усилился. Попытки Белевского обновленческого уездного комитета склонить монахов в обнов-ленческий раскол не увенчались успехом. Лишь после ареста в январе 1923 г. руко-водителей общины епископа Игнатия, иеромонаха Георгия (Садковского) и игумена Феодорита (Лишенко) обновленцам удалось склонить в обновленческий раскол иеромонахов Аввакума (Калюжного) и Сергия (Евсеева), все остальные отказались. 24 августа 1923 г. епископ Игнатий и его брат иеромонах Георгий были осуждены на 3 года заключения в Соловецкий концлагерь. 14 сентября 1923 г. они были отправлены в Соловецкий концлагерь. Богослужение в монастыре прекратилось,
и монашествующие вынуждены были посещать белевские приходские церкви.

В разделе 5 представлена история монашеских общин в Белеве в 1920–1930-х гг., членами которых, в частности, были бывшие насельники монастыря. Монашеская община при Богородице-Рождественской церкви была организована епископом Игнатием после возвращения его из ссылки в декабре 1926 г. 23 ноября 1927 г. архиепископ Тульский и Одоевский Борис (Шипулин) возложил на игумена Георгия (Садковского) исполнение благочиннических обязанностей по наблюдению за жизнью и поведением монахов и монахинь, что стало отправной точкой в организа-ции монашеской общины при Богородице-Рождественской церкви. В общине совершались постриги в монашество и поддерживались порядки, существовавшие
в белевских монастырях до их закрытия. В 1929 г. был арестован епископ Игнатий.
В ночь под 1 июня 1931 г., под День Святой Троицы, были арестованы члены общины при Богородице-Рождественской церкви числом более ста человек. Постановлением тройки при Полномочном представительстве Объединенного государственного политического управления по Московской области от 9 августа 1931 г. одни были приговорены к заключению в исправительно-трудовые лагеря, а другие к высылке в отдаленные места на разные сроки. Сведения архивных документов позволили проследить дальнейшие судьбы бывших насельников монастыря. После возвращения из ссылки некоторые монахи поселились в Белеве. В 1930-х гг. епископом Никитой (Прибытковым), викарием Тульской епархии, при участии епископа Игнатия (Садковского), викария Рязанской епархии, монашествующие, проживавшие в Белеве, были объединены в приходе Никольской церкви в Казачьей слободе. Члены общины ходатайствовали за открытие закрытых белевских церквей и передачу действующих церквей от обновленцев тихоновцам. В ноябре–декабре 1937 г. были арестованы 72 человека — члены этой общины, из которых 5 человек были приговорены к 8 годам заключения в исправительно-трудовой лагерь, 10 — к 10 годам заключения в исправительно-трудовой лагерь, 57 — к высшей мере наказания — расстрелу. 10 декабря 1937 г. с группой из 35 человек были расстреляны бывшие насельники монастыря — иеромонах Гурий (Иванов) и послушник Сергей Тимофеевич Грибов, участник Первой мировой войны. О судьбе последнего настоятеля монастыря архимандрита Феодорита (Лишенко) известно, что он перешел в обновленческий раскол и служил в Николо-Часовенской церкви в г. Туле. 6 декабря 1937 г. по постановлению тройки при Управлении Народного комиссариата внутренних дел СССР по Тульской области был расстрелян.

Разгром монашеских общин в Белеве вовсе не означал совершенное уничтожение монашеской жизни в Тульской епархии. Епископ Игнатий и его сподвижники на многие годы определили существование в Тульской епархии такого явления как тайное монашество. До сих пор живы принявшие тайные постриги от священномонахов, имевших близкое отношение к священномученикам Игнатию (Садковскому) и Никите (Прибыткову). Феномен тайного монашества в Тульской епархии требует отдельного изучения.

В разделе 6 описывается история монастыря в годы Великой Отечественной войны. С 25 октября по 31 декабря 1941 г. монастырь использовался немецко-фашистскими захватчиками в качестве оборонительного сооружения. В ночь с 30 на 31 декабря 1941 г. немцы были выбиты из Белева. По воспоминаниям старожилов удалось установить время разрушения церкви святого Иоанна Предтечи с примыкаю-щим корпусом: в январе-апреле 1942 г. во время одного из артобстрелов немецкими войсками г. Белева церковь Иоанна Предтечи и часть корпуса, примыкающего к ней, были разрушены. Средняя часть корпуса сохранилась и была приспособлена под жилье, а другая часть корпуса, располагавшаяся ближе к Введенской церкви, полностью выгорела, остались только стены. В целом, монастырь, хотя и претерпел сильные разрушения, чудом сохранился в годы Великой отечественной войны.

В разделе 7 описывается история постановки архитектурного ансамбля монастыря на государственный учет и охрану как памятника истории и культуры. Постановка на государственный учет и охрану объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль Спасо-Преображенского монастыря, XVII–XIX вв.» прошла несколько стадий и, в целом, отражает государственную политику в данной области на протяжении многих десятилетий. Основными этапами в этом направлении были следующие: 1) постановка монастыря на учет 1 декабря 1921 г. в Отделе музеев Главнауки НКП «как исключительного памятника архитектуры, живописи и приклад-ного искусства»; 2) решение исполнительного комитета Тульского областного Совета депутатов трудящихся от 9 апреля 1969 г. № 6-294 о постановке монастыря на госу-дарственную охрану как памятника архитектуры местного значения и 3) указ Президента Российской Федерации от 20 февраля 1995 г. № 176 «Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссий-ского) значения», согласно которому архитектурный комплекс «Ансамбль Спасо-Преображенского монастыря, XVII–XIX вв.» был отнесен к объектам культурного наследия федерального значения.

В разделе 8 описывается состояние архитектурных памятников и территории монастыря в 1950–1980-х гг. Натурные обследования и фотофиксация памятников архитектурного ансамбля монастыря, проведенные сотрудниками института «Спец-проектреставрация» в 1970–1980-х гг., позволили зафиксировать их состояние перед началом ремонтно-реставрационных работ. Эти наблюдения очень важны, так как позволяют составить представление о разрушениях памятников и об объеме про-изведенных в 1970–1980-х гг. ремонтно-реставрационных работ.

В разделе 9 описываются ремонтно-реставрационные работы, произведенные в монастыре в 1970–1980-х гг. Конец разрушению архитектурных памятников положила постановка монастыря на государственную охрану в 1969 г. Решающим этапом в деле восстановления монастыря стало включение в 1970 г. Белева в список 115 исторических городов-памятников, так как к городам этой категории предъявляются требования по сохранению культурного наследия. В разделе описывается начало и общий ход ремонтно-реставрационных работ, ремонтно-реставрационные работы по каждому памятнику в отдельности, проект благо-устройства территории и предложения по приспособлению архитектурных памятни-ков монастыря, разработанные институтом «Спецпроектреставрация». В 1970–1980-х гг. были проведены ремонтно-реставрационные работы по всем памятникам архитектур-ного ансамбля монастыря, кроме двухэтажного монастырского корпуса и церкви Иоанна Предтечи с примыкающим к ней корпусом. Невыполненными остались работы по завершению четверика Спасо-Преображенского собора из-за крайней сложности осуществления мероприятий по устранению его аварийного состояния.
В связи с наступившим в стране финансово-экономическим кризисом ремонтно-реставрационные работы в конце 1980-х — начале 1990-х гг. были прекращены.

В разделе 10 говорится о возобновлении монашеской жизни в монастыре в начале XXI в. 15 апреля 2008 г. Священный Синод Русской Православной Церкви постановил открыть монастырь. 22 апреля 2009 г. Управлением Министерства юстиции РФ по Тульской области была зарегистрирована «Православная религиозная организация Спасо-Преображенского мужского епархиального монастыря г. Белева Тульской области», которой 16 сентября 2010 г. были переданы ансамбли Белевского Спасо-Преображенского и Крестовоздвиженского монастырей. По ходатайству митро-полита Тульского и Белевского Алексия (Кутепова) в связи с включением в состав монастыря комплекса зданий Крестовоздвиженского женского монастыря по постановлению Священного Синода от 24 декабря 2010 г. он был переименован в Спасо-Преображенский Крестовоздвиженский мужской монастырь.

В настоящее время в монастыре совершается богослужение, проводятся ремонтно-реставрационные работы. В стадии формирования — административно-хозяйственное управление монастыря.

В заключении были систематизированы результаты исследования в соответ-ствии с поставленной целью и задачами.

На основе архивных материалов XVI–XXI вв. и публикаций воссоздана история монастыря, описаны его архитектурные памятники и святыни. Комплексное изучение и введение в научный оборот архивных источников и публикаций позволили уточнить ранее опубликованные и ввести новые исторические сведения о монастыре.

В истории архитектурного ансамбля монастыря на основании полученных результатов выделены и охарактеризованы три периода: 1-й — от основания до последней четверти XVII в.; 2-й — от последней четверти XVII в. до первой четверти XX в.; 3-й — с 1917 г. до начала XXI в. Архивные документы позволили не только выявить основные периоды формирования архитектурного ансамбля монастыря в целом, но и точно датировать время строительства каждого памятника в отдельности, проследить изменение их архитектурного облика на протяжении веков. Выявлены имена архитекторов, строителей, иконописцев, художников, резчиков, плотников, каменщиков, реставраторов, принимавших участие в строительных и реставрационных работах в монастыре, что имеет большое значение в области искусствоведения как для Тульской области, так и для других регионов Верхнего Поочья.

В истории владений монастыря выделены и охарактеризованы два периода: 1-й — от основания монастыря до 1764 г.; 2-й — с 1764 по 1917 г.

Одним из результатов настоящего исследования стало выявление и описание чтимых святынь, житий святых, подвизавшихся в монастыре, судеб монашествующих в годы гонений XX в.

Выявленная история монастыря, неоднократно восстававшего из пепла и руин, свидетельствует о его непреходящей роли и значимости для региона Верхнего Поочья как архитектурного памятника, как центра культурной и духовной жизни народа.

История монастыря не может быть завершена. Ее хронологическая граница передвигается вместе со временем, переводя каждый текущий момент в разряд исторических, открывая все новые и новые просторы для будущих исследований. Непростым в перспективе, но выходящим за рамки настоящего исследования, является изучение отдельных частных вопросов внутреннего строя монастырской жизни.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Белевский в честь Преображения Господня мужской монастырь. Белевское викариатство // Православная энциклопедия. Т. IV. М., 2002. С. 522.
  2. Материалы к докладу «Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии: новейший период». М., 2007. 60 с.
  3. Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской области. Материалы к изучению некрополя. М., 2008. 44 с., ил.
  4. Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской области. История в лицах. М., 2008. 213 с., ил.
  5. Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии: от основания до конца XVII в. М., 2009. 122 с., ил.
  6. Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии. История в лицах. 2-е издание, исправленное и дополненное. М., 2009. 224 с., ил.
  7. Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии. Материалы к изучению некрополя. Серия «Российский некрополь». Вып. 16. М., 2009. 80 с., ил.
  8. Белевский край. Очерки церковной жизни XX–XXI вв. М., 2010. 576 с., ил.
  9. Священномученик Игнатий (Садковский), епископ Скопинский, викарий Рязанской епархии // Московская Духовная Академия 325 лет: Юбилейный сборник статей. Т. 1. Кн. 2. История Московской Духовной Академии 1685–1995. Сергиев Посад — М., 2010. С. 265–273.
  10. Возобновление монашеской жизни в Белевском Спасо-Преображенском монастыре Тульской епархии. 6 марта 2009 г. // Научный богословский портал «БОГОСЛОВ.RU» [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.bogoslov.ru/persons/307629/index.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

11. Академию посетили родственники священномученика Игнатия (Садковского). 1 марта 2010 г. // Московская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.mpda.ru/news/text/138872.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

12. Преподаватели МДА приняли участие в конференции в Белеве. 30 сентября 2010 г. // Московская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.mpda.ru/news/text/255524.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.


[1] Кашеваров А. Н. В. А. Левшин и начало белевского краеведения // БЧ. Вып. 4. М., 2004. С. 16.

[2] [Левшин В. А.] Исторические, статистические и камеральные известия, относящиеся до Тульской губернии // Политический, статистический и географический журнал, или современная история света. 1807. Ч. 1. Кн. 1, 2; Ч. 2. Кн. 1, 2, 3; Ч. 3. Кн. 1; Ч. 4. Кн. 1, 2, 3.

[3] ГАТО. Ф. 151. Оп. 1. Д. 9. Черновые материалы по истории г. Белева и Белевского уезда Тульской губернии. Л. 83.

[4] Подробнее о трудах В. И. Шумова см. в историографическом обзоре темы настоящего исследования.

[5] Третьеклассный Белевский Спасо-Преображенский монастырь (По донесению оного монастыря настоятеля игумена Амвросия от 4 мая 1781 года) / Изд. иеромонах Леонид (Кавелин) в кн.: Леонид (Кавелин), иером. Церковно-историческое исследование о древней области вятичей, входившей с начала XV и до конца XVIII столетия в состав Крутицкой и частью Суздальской епархии // ЧИОИДР. 1862. Апрель-Июнь. Кн. 2-я. I. Исследования. М., 1862. С. 76–77.

[6] История Российской иерархии / Сост. архим. Амвросий (Орнатский). Т. I. СПб., 1807. С. 387–388; Т. III. СПб., 1811. С. 466–467; Т.VI. СПб., 1815. C. 206–213.

[7] Грамоту см.: Московский телеграф. 1831. № 23. С. 341–342.

[8] Сахаров И. П. История общественного образования Тульской губернии. Ч. 1. М., 1832. С. 34–38, 45–48, 53–55, 59–66, 74–79, 81–83, 93–95, 108–110, 113–115, 117–119, 130–131, 135–136, 139–140, 149–155, 192–193, 198–200.

[9] См.: Белевская вивлиофика, издаваемая Николаем Елагиным. Собрание древних памятников об истории Белева и Белевского уезда. Т. I–II. М., 1858. Т. I. С. 364–373, 501–502; Т. II. С. 129–131, 265–268.

[10] Описание города Белева и Белевского уезда, со всеми в них дачами, в чьем они владении, какое число мужского полу душ и сколько мерою земель, со внесением экономических примечаний, 1792 года, в кн.: Белевская вивлиофика, издаваемая Николаем Елагиным. Собрание древних памятников об истории Белева и Белевского уезда. Т. II. М., 1858. С. 3–4, 7, 8, 11, 12, 17, 20, 26, 29, 40, 53–54.

[11] См.: ТЕВ. 1864. № 22. С. 480–486; 1865. № 8. С. 338–359; 1866. № 16. С. 117–126, № 17. С. 166–173, № 18. С. 214–220, № 19. С. 244–252, № 20. С. 275–284; 1867. № 21. С. 227–231, № 22. С. 260–265; 1871. № 22. С. 369–378; 1872. № 1. С. 3–8, № 2. С. 37–39; 1873. № 9. С. 324–327; № 9. С. 327–331; 1879. № 22. С. 275–281.

[12] См.: ТЕВ. 1864. № 22. С. 486–497; 1865. № 9. С. 379–389, № 10. С. 424–431; 1866. № 16. С. 127–130; 1871. № 22. С. 379; 1872. № 2. С. 39–44; 1873. № 9. С. 331–334, № 10. С. 360–368; 1879. № 24. С. 359–365; 1880. № 2. С. 45–53, № 3. С. 81–88, № 15. С. 71–83. Публикации монастырских документов И. П. Сахаровым и В. И. Шумовым не лишены неточностей, опечаток и даже ошибок. Так, например, у И. П. Сахарова названия документов иногда не совпадают с их содержанием. Причины неточностей в своих изданиях объяснял сам И. П. Сахаров: «Покровители мои были слишком усердны, чересчур ретивы и не в меру учены: они потребовали, чтобы я тотчас печатал; не шутя требовали от меня того, чего я сам не знал и не понимал» (цит. по: Для биографии И. П. Сахарова // Русский архив. Кн. 1. М., 1873. Стб. 898). Статьи печатались иногда без согласия автора, с сокращением, а также с изменением слога документа (см.: Там же. Стб. 907, 929, 930, 933, 934, 936). Неточность в датировках документов обоими исследователями появляется за счет того, что они во всех случаях для сентябрьской половины года отнимали 5508, а не 5509.

[13] Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей Российския Церкви. СПб., 1877. Стб. 790–791.

[14] Предисловие в кн.: Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей Российския Церкви. СПб., 1877. С. V–VII.

[15] Центральный государственный архив древних актов СССР: Путеводитель: В 4-х т. // ЦГАДА СССР. М.: Главархив СССР, 1991. Т. 1. С. 22–31.

[16] См.: Шумов В. И. Белевский Спасо-Преображенский мужской третьеклассный монастырь V. Настоятели монастыря. А) От основания монастыря по 1773 год // ТЕВ. 1879. № 22. С. 275–281.

[17] Малицкий П. И. Приходы и церкви Тульской епархии. Тула, 1895. С. 769–772.

[18] См.: Белев. Материалы для истории города ХVII и XVIII столетий. М., 1885.

[19] См.: Там же. С. 3–4, 6–7, 11–13, 17, 28–29, 81, 86, 88, 89, 92, 94, 95, 96, 97–102.

[20] См. в серии «Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода»: Т. II. Ч. 2. (1722 год). СПб., 1878. Стб. 434–497; Т. III. (1723 год). СПб., 1878. Стб. 650; Т. VI. (1726 год). СПб., 1883. Стб. 300–302; Т. VII. (1727 год). СПб., 1885. Стб. 325; Т. XXI. (1741 г.). СПб., 1913. Стб. 258–262, 905–908; Т. XXXI. (1751 год). СПб., 1909. Стб. 338–341; Т. XXXIV. (1754 г.). СПб., 1912. Стб. 134–138, а также в серии «Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской Империи»: Т. IV. 1753 — 28 июня 1762 гг. СПб., 1912. С. 512; Т. V. 28 января 1725 — 5 мая 1727. СПб., 1884. С. 375–376; Т. X. 1738 — 24 ноября 1744 гг. СПб., 1911. С. 303–304; 6 ноября 1796 г. — 11 марта 1801 г. Петроград, 1915. С. 245–246, 247.

[21] Перечень работ П. М. Мартынова см.: Присенко Г. П. Проникновение в былое. Тула, 1984. С. 130–132.

[22] См.: Мартынов П. М. Историко-статистическое известие о городе Белеве // Журнал Министерства внутренних дел. Отдел IV. Материалы для статистики России. 1855. Октябрь. № 10. С. 108, 113–115; Он же. Проезд в 1837 году государя императора [Александра Николаевича] через Белев в бытность его наследником престола // ТГВ. 1871. № 70–71. С. 1120; Он же. Исторические материалы (О чуде обращения к покаянию святотатца святителем Николаем Чудотворцем) // ТГВ. 1871. № 70–71. С. 1137.

[23] Мартынов П. М. Старина в Белевском Спасо-Преображенском монастыре // ТГВ. 1888. № 2. С. 3–4.

[24] Шумаков С. А. Сотницы, грамоты и записи // ЧИОИДР. Кн. 2 (201). Вып. 1. М., 1902. С. 80–82, 91–96, 100–101.

[25] Маштафаров А. В. Акты XVI в. Спасо-Преображенского монастыря г. Белева из собрания РГАДА // БЧ. М., 2002. С. 48–64.

[26] Антонов А. В. Новые документы по истории землевладения в Белевском уезде в конце XVI — начале XVII вв. // БЧ. Вып. 1. М., 2001. С. 86–87, 92–93.

[27] Документы Крутицкого архиерейского казенного приказа, хранящиеся в архиве Московской духовной консистории / Изд. свящ. Н. А. Соловьев в кн.: Соловьев Н. А., свящ. Сарайская и Крутицкая епархии // ЧИОИДР. Кн. 3 (170). М., 1894. Приложения. С. 133–142, 183–184, 197–219; Сарайская и Крутицкая епархии (Документы Крутицкого архиерейского казенного приказа) / Изд. прот. Н. А. Соловьев. Вып. 2 // ЧИОИДР. Кн. 3 (178). М., 1896. С. 72, 82–85, 90, 95–99; Вып. 3 // ЧИОИДР. Кн. IV (203). М., 1902. С. 10, 94, 96–107, 275–278, 368, 370, 373; Вып. 4 // ЧИОИДР. Кн. 1 (228). М., 1909. С. 19–21, 51, 53–57, 74–75, 110–111, 116.

[28] Преображенские, иначе Спасо-Преображенские или Спасские монастыри // Энциклопедический словарь / Под ред. проф. И. Е. Андреевского. Издатели Ф. А. Брокгауз [Лейпциг] и И. А. Ефрон [СПб.]. Т. XXV [49]. СПб., 1898. С. 65.

[29] Православные русские обители. Полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне. Бесплатное приложение к журналу «Русский паломник» за 1909 год. Кн. III. Издание П. П. Сойкина. С. 451.

[30] Святая Русь. Энциклопедический словарь русской цивилизации / Сост. О. А. Платонов. М., 2000. С. 67.

[31] По Тульскому краю. Пособие для экскурсий. Тула, 1925. С. 543.

[32] Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 4-я. Ч. 1. М., 1996. С. 213.

[33] Багалей Д. И. Очерки из истории колонизации степной окраины Московского государства. М., 1886. С. 170.

[34] Кизеветтер А. А. Посадская община в России в XVIII в. М., 1904. С. 4, 8.

[35] Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи, с библиографическим указателем. Т. II. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов. СПб., 1892. С. 331; Т. III. Монастыри, закрытые до царствования императрицы Екатерины II. СПб, 1897. С. 183.

[36] Соловьев Н. А., свящ. Сарайская и Крутицкая епархии // ЧИОИДР. Кн. 3 (170). М., 1894. С. 111, 118–119, 131.

[37] Ливанский Илия, свящ. В Орловскую ученую архивную комиссию, члена комиссии, священника законоучителя Илии Ливанского, сообщение // Труды Орловской ученой архивной комиссии. 1894. Вып. 3. Орел, 1894. С. 26–27.

[38] Афремов И. Ф. Краткое историческое описание города Белева с уездом его // ТГВ. 1844. № 19. С. 83.

[39] Леонид (Кавелин), архим. Историческое описание Белевского девичьего Крестовоздвиженского третьеклассного монастыря. СПб., 1863. С. 4, 13, 17, 42, 58, 163–164; Он же. Историко-статистическое описание Белевской Жабынской Введенской мужской общежительной пустыни. Тула, 1865. С. 14, 30–46, 54–55, 65, 78, 101–102, 123, 124, 125–127, 128; Он же. Описание Лихвинского Покровского Доброго мужского монастыря Калужской губернии / Изд. ИОИДР. М., 1876. С. 13, 43, 55–56; Он же. Историческое описание Козельской Введенской Оптиной пустыни. М., 1885. С. 26–27, 32–43, 94–102.

[40] Успенский С. Г. Белевское духовное училище // ТЕВ. 1862. № 2. С. 84–92; № 8. С. 424–427; № 20. С. 392–403.

[41] См., например: Бурцев М. Ф., прот. Богородице-Рождественская церковь в г. Белеве // ТЕВ. 1868. № 22. С. 413–416; Ильинская церковь в г. Белеве // ТЕВ. 1870. № 14. С. 31–38; Белевская Никольская церковь на посаде // ТЕВ. 1871. № 16. С. 136, 141–142. Перечень работ протоиерея М. Ф. Бурцева см.: Присенко Г. П. Проникновение в былое. Тула, 1984. С. 124–125; Корышев М. Д. Слово о протоиерее М. Ф. Бурцеве // БЧ. Вып. 1. М, 2001. С. 14.

[42] Тишин П. П. Белев. Тула, 1981. С. 19, 25, 30–31, 32, 40, 45, 48, 65, 98.

[43] Евгин А. В. Князья Белевские // БЧ. Вып. 3. М., 2004. С. 9.

[44] Глаголева О. Е. Русская провинциальная старина. Тула, 1993. С. 43–44.

[45] Кудака Д., прот. Белевская Жабынская Введенская Макариевская пустынь и ее подвижник преподобный Макарий чудотворец. М., 2007. С. 13–25, 28–31, 32–33, 34–36, 46–48, 79.

[46] Барбашов Е. Р. Пережитки языческих культов в Белеве и борьба с ними Русской Православной Церкви // БЧ. Вып. 2. М., 2002. С. 7.

[47] Соснер И. Ю. Белев в его прошлом и настоящем, достопамятности и достопримечательности картины жизни и нравы его обитателей. М., 2005. С. 17, 47–49, 185–187.

[48] Никитина Н. А. Белев и его окрестности. М., 2008. С. 31, 121–122, 125, 126–131, 135–137. В книге автор неправильно называет Спасо-Преображенский собор «сооружением из белого известняка» (с. 126), а колокольню пятиярусной (с. 127), в то время как собор построен из большемерного кирпича, а колокольня — четырехъярусная.

[49] Греков В. Я. Подвижники Белевского краеведения // БЧ. Вып. 4. М. 2004. С. 167–168.

[50] Воспоминания И. М. Картавцевой об архиепископе священномученике Петре (Звереве) / Опубликовал А. В. Маштафаров // Вестник церковной истории. 2008. № 3 (11). С. 153–176.

[51] Кузнецов О. Ю. Белевский земский научно-образовательный и художественный музей имени Павла Васильевича Жуковского // Бурцевские чтения. Вып. 2. М., 2010. С. 151–152.

[52] Никишов В. Д. Жабынь. История Свято-Введенской Макариевской Жабынской пустыни. М., 2011. С. 53, 60–65, 90–130, 326.

[53] Дамаскин (Орловский), игум. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия (Жизнеописания и материалы к ним). Кн. 7. Тверь, 2002. С. 9–29; Жития новомучеников и исповедников Российских XX века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Январь. Тверь, 2005. С. 374–390; Шапошников Н. Д. Житие священномученика Игнатия (Садковского), епископа Белевского (1887–1938) (Компьютерная распечатка). Тула, 2000. С. 7–30.

[54] Каулен М. Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие Советской власти. М., 2001.

[55] Там же. С. 158.

[56] Там же. С. 30.

[57] Уклеин В. Н. Змеится лентою дорога…: О зодчестве и зодчих (Алексин, Одоев, Белев). Тула, 1972 (далее — Уклеин 1972). С. 131–168; След времен минувших: О зодчестве и зодчих. Тула, 1991. С. 27–36.

[58] Агапов И. Церковная архитектура г. Белева и его окрестностей. Дис. … канд. богословия. Машинопись. Сергиев Посад, МДА, 1995 (далее — Агапов 1995). С. 12, 36–47, 58–63, 87, 136, 142–143.

[59] Ср., например: Агапов 1995. С. 36–37 и Уклеин 1972. С. 136–137; Агапов 1995. С. 41–42 и Уклеин 1972. С. 139–140; Агапов 1995. С. 45–46 и Уклеин 1972. С. 144–146.

[60] Возлинская В. М. Методы исследования и реконструкции древнего города [Белева] // Русский город. (Исследования и материалы). Вып. 8. М., 1986. С. 206–236.

[61] Шеков А. В. Верховские княжества XIII — середина XVI вв. Машинопись. Диссертация … канд. исторических наук. Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Исторический факультет. М., 1998. С. 109–111, 209–221 (в приложении к диссертации А. В. Шекова «Альбом карт и иллюстраций» помещена карта топографии г. Белева XV–XVII вв., карта-схема археологических исследований в г. Белеве, иллюстрации стратиграфии культурных слоев и подъемного материала). См. также его статью «Основание (1525) Белевского Спасо-Преображенского мужского монастыря» в кн.: Тульский край: Памятные даты: 2005. Тула, 2004. С. 151–155.

[62] Беспалов Р. А. Основание Белевского Спасо-Преображенского монастыря и белевские удельные князья по монастырскому синодику // Верхнее Подонье: Археология. История. Вып. 3. Тула: Государственный музей-заповедник «Куликово поле», 2008. С. 283–292.

[63] Сокольников Никифор Семенович (1759–?), из приказного звания; в службу Горного ведомства вступил механическим учеником на Тульский оружейный завод (1776), архитекторский помощник при строительстве Екатерининского дворца в Москве (1778), в военной службе (1779), поручик в отставке (1789), архитектор Тульского оружейного завода (1790), Тульский губернский архитектор (1794), титулярный советник (1798), коллежский асессор (1804), в отставке (1805), канцелярский чиновник в Департаменте горных и соляных дел (1819), в 1820 г. откомандирован к Тульскому вице-губернатору. Дети: Михаил (1798), Александр (1804), Семен (1806), Федор (1814) (Заблоцкий Е. М. Личный состав центральных учреждений горного ведомства // Горное профессиональное сообщество дореволюционной России [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://russmin.narod.ru/bioCentre13.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.). В 1780–1790 гг. Н. С. Сокольников со своим братом К. Н. Сокольниковым осуществляли архитекторский надзор за строительством колокольни при Сретенской церкви в г. Туле (Троицкий В. Тульская Сретенская церковь // ТЕВ. 1862. № 3. С. 158).

[64] Милонов Н. А. Тульский край в рисунках В. А. Жуковского. Тула, 1982. С. 79, 83, 85.

[65] Сведения о пребывании В. А. Жуковского в Белеве см. в кн.: Афанасьев В. В. Жуковский. М., 1986. (Жизнь замечательных людей. Вып. 4 (665)). С. 304–306.

[66] ГАТО. Ф. 205. Оп. 1. Д. 1 а. Главная церковная и ризничная опись Белевского Спасо-Преображенского третьеклассного мужского монастыря Тульской епархии, составленная в 1857 году по Высочайше одобренным предположениям синодального члена преосвященного митрополита Московского Филарета [Дроздова] для усовершения способов сохранности в церквах и монастырях церковных и ризничных вещей, древностей и библиотек от 18 марта 1853 года. Л. 4–8 об.

[67] АИИМК РАН. Ф. 1. № 334. Метрика Спасо-Преображенского монастыря г. Белева Тульской губернии, составленная 15–28 февраля 1887 года благочинным церквей г. Белева священником М. Ф. Бурцевым. Л. 12–12 об.

[68] Основание для датировки: на плане литерой F отмечена стена, установленная в связи с уступкой в 1859 г. Спасо-Преображенским монастырем части территории Крестовоздвиженскому. Историю передачи территории см. в кн.: Л[еонид Кавелин], иером. Историческое описание Белевского девичьего Крестовоздвиженского третьеклассного монастыря. СПб., 1863. С. 137–138, 163–164.

[69] Соснер И. Ю. Белев в его прошлом и настоящем, достопамятности и достопримечательности картины жизни и нравы его обитателей. М., 2005. Открытки издательства «М. Капмель» см. на с. 12, 14, 46; издательства «И. Е. Клушин и сыновья» — на с. 49; издательства «Р. И. Ульянов» — на с. 8, 9, 11, 16, 18, 29; описание открыток — на с. 231–233. В книге также напечатаны фотографии с видами монастыря И. Ю. Соснера (с. 45, 55), И. И. Некрасова (с. 88) и рисунки В. С. Матвеева (с. 17, 19), относящиеся к последней четверти XX — началу XXI в.

[70] См.: Тенцер М. Б. Тульская губерния на старой открытке. Тула, 2009. С. 29–72.

[71] Памятники искусства Тульской губернии. Материалы. Год I. Вып. I. М., 1912 (нумерация страниц отсутствует, всего в книге помещено 8 иллюстраций, относящихся к Белевскому Спасо-Преображенскому монастырю); Год II. Вып. II. М. 1913. С. 27; Год III. Вып. I. М., 1914. С. 10, 12, 14, 24, 45; Примечания. С. 4–5.

[72] Заблоцкий Е. М. Личный состав центральных учреждений горного ведомства // Горное профессиональное сообщество дореволюционной России [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://russmin.narod.ru/bioCentre13.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

[73] Электронное периодическое издание «Храмы России» (Альбом фотографий) [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.temples.ru/show_picture.php?PictureID=12743, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

[74] Яковлев А. И. Засечная черта Московского государства в XVII веке. М., 1916. С. 36–37.

[75] Подробнее см.: Герасим (Дьячков), иером. Академию посетили родственники священномученика Игнатия (Садковского). 1 марта 2010 г. // Московская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.mpda.ru/news/text/138872.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

[76] Подробнее см.: Герасим (Дьячков), игум. Преподаватели МДА приняли участие в конференции в Белеве. 30 сентября 2010 г. // Московская Православная Духовная Академия [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.mpda.ru/news/text/255524.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

[77] Белевский в честь Преображения Господня мужской монастырь. Белевское викариатство // Православная энциклопедия. Т. IV. М., 2002. С. 522.

[78] См.: Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской области. История в лицах. М., 2008. 213 с., ил.; Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии. История в лицах. 2-е издание, исправленное и дополненное. М., 2009. 224 с., ил.

[79] См.: Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской области. Материалы к изучению некрополя. М., 2008. 44 с., ил.; Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии. Материалы к изучению некрополя. Серия «Российский некрополь». Вып. 16. М., 2009. 80 с., ил.

[80] См.: Отзывы покупателей на книгу «Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии. Материалы к изучению некрополя» // Все книги России [Электронный ресурс]  — Режим доступа: http://www.knigirossii.ru/?menu=show_book&book=2038373, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.

[81] См.: Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии: от основания до конца XVII в. М., 2009. 122 с., ил.

[82] См.: Белевский край. Очерки церковной жизни XX–XXI вв. М., 2010. 576 с., ил.

[83] См. в кн.: Московская Духовная Академия 325 лет: Юбилейный сборник статей. Т. 1. Кн. 2. История Московской Духовной Академии 1685–1995. Сергиев Посад — М., 2010. С. 265–273.

[84] См.: Герасим (Дьячков), иером. Материалы к докладу «Белевский Спасо-Преображенский монастырь Тульской епархии: новейший период». М., 2007. 60 с.

[85] Герасим (Дьячков), иером. Возобновление монашеской жизни в Белевском Спасо-Преображенском монастыре Тульской епархии. 6 марта 2009 г. // Научный богословский портал «БОГОСЛОВ.RU» [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.bogoslov.ru/persons/307629/index.html, свободный. — Загл. с экрана. — Дата обращения: 20 мая 2012 г.