1. Особенности и этапы христианизации в Скандинавии.

Статья представляет собой краткий обзор истории христианизации Скандинавского региона. В русской церковно-исторической науке данная тема фактически не разработана. Автором схематично представлены этапы и особенности христианизации Дании, Швеции и Исландии. Отдельно и более подробно исследуется вопрос христианизации Норвегии, вплоть до крещения страны Олавом Харальдссоном в начале XI века. Это обусловлено профессиональным интересом автора именно к истории христианства и евангельской проповеди в Норвегии.

Из дошедших до нас литературных памятников этого исторического периода IXXIвв, в которых мы находим сведения о христианизации скандинавского региона следует особо отметить исландские королевские саги, а из источников на латинском языке –  «Житие святого Ансгария» (IX в.) и «Деяния архиепископов гамбургской церкви» Адама Бременского (XI в.). Подробный анализ этих источников в связи с появлением христианства в Скандинавии предложен в работе В. В. Рыбакова «Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии»[i].

Ученый здесь отмечает следующее: «Исследование христианизации Скандинавии ведется со второй половины XIX в., преимущественно немецкими, датскими, шведскими и норвежскими учеными»[ii]. Следует особо отметить двухтомную монографию К. Маурера, представляющую собой одно из наиболее полных собраний информации по вопросу введения христианства в Норвегии и Исландии.[iii]

Знакомство скандинавов с христианством состоялось задолго до официального принятия новой веры в этих странах. Первая христианская миссия в Скандинавию датируется началом VIII века, но видимых плодов эта миссия не принесла. Исследователями отмечается, что процесс христианизации в Скандинавии занял долгое время,[iv] так как в целом скандинавы не были расположены к принятию новой религии. Формальный процесс их христианизации завершился лишь в конце XI– начале XII вв. Христианство в Скандинавии наложило заметный отпечаток на религиозную жизнь и обряды, которые в последние десятилетия были лучше изучены благодаря новым археологическим исследованиям. Эти исследования сосредотачиваются, прежде всего, на изучении погребальных обрядов в Скандинавии до ее обращения в христианство и в последующий за этим период. Также детально учеными изучались языческие и христианские символы, и, как одно из самых ценных свидетельств, рунические надписи.

В хронологическом порядке принятие христианства в Скандинавии и скандинавском регионе выглядит следующим образом:

·         Дания – середина X века

·         Исландия – конец XI века

·         Норвегия – ок. 1030 года

·         Швеция – XI век.

Данный порядок представляется достаточно условным, хотя Дания по праву находится во главе этого списка, потому что первым скандинавским правителем, принявшим крещение, был датский конунг Харальд Клак. Это произошло в Майнце в 826 году. Примечательно, что процесс христианизации в этих странах шел практически параллельным курсом, с некоторыми рецессиями, или, напротив, всплесками. Некоторые особенности, о которых будет упомянуто ниже, наблюдаются в Исландии. В целом же трудно, почти невозможно точно датировать этапы христианизации в отдельных местностях, областях, городах этих скандинавских стран.

Как было отмечено многими исследователями[v], христианство в Скандинавию пришло благодаря королям и конунгам, которые на официальном уровне заявляли о своем желании крестить подвластные им народы. Этот факт не подвергается никакому сомнению. Но, на наш взгляд, не стоит забывать и о простых людях, особенно тех, которые по роду своей деятельности или благодаря определенному образу жизни общались с христианами в других странах Европы. Речь идёт о викингах.

Феномен викингов, который обозначил собой целую эпоху в истории европейской цивилизации, и, прежде всего, Северной Европы, непосредственным образом отразился и на тех странах, откуда викинги были родом.  В сознании людей и многих ученых существует стереотип жестокости викингов, держащих в страхе всю Европу. Принято думать, что викинги совершали нападения, грабили, убивали мирных жителей и забирали их богатства.

Все это было, и в целом страх жителей Европы был оправдан – слава о жестокости северных воинов не была пустым слухом. Но в то же время было бы несправедливо утверждать, что все викинги занимались лишь грабежом и набегами. Немало викингов отправлялось в торговые походы или для прохождения военной службы при дворах европейских королей.  А. Я. Гуревич подчеркивает: «Говоря о варварстве викингов, не следует представлять их бескультурными грабителями, способными лишь на разрушение. Действительность была неизмеримо сложнее и противоречивее. Бесспорно, что в IXXI вв. скандинавами двигала жажда добычи. Однако они не только воевали и занимались пиратством, но и торговали, заселяли и возделывали новые земли, открывали неизвестные до них страны»[vi].

Такие путешествия влекли за собой знакомство викингов с христианской к тому времени культурой Европы. Викинги зачастую оставались на службе при королевских дворах Европы, в Англии и Франции. Некоторые доплывали до Византии и поступали на службу к императору. Здесь они могли видеть великолепные соборы и посещать величественные богослужения, слушать чудесные песнопения и знакомиться с христианским искусством. Со временем многие из них принимали христианство.

«Первое массовое крещение скандинавов имело место в Западной Европе. Большинство скандинавов, которые селились там в IX веке, будь то завоеватели, колонизаторы или торговцы, вскоре принимали крещение»[vii], –  указывает П. Х. Сойер[viii]. Очевидно, что в таких случаях этот выбор не был случайным или поверхностным увлечением. Ведь, как правило, викинги по многу лет служили на королевской службе, при этом они имели хорошую возможность основательно изучить культуру и христианское вероучение.  Тот факт, что многие скандинавы навсегда оставались в Европе, является, на наш взгляд косвенным подтверждением осознанного принятия ими христианской культуры и самого христианства. Те же из викингов, которые возвращались домой,  приносили к себе на родину и новую веру.

 Норвежские конунги Олав Трюггвасон и святой Олав Харальдссон познакомились с христианством и приняли крещение, находясь именно в плаваниях и проходя службу у английских королей. Вернувшись к себе на родину, они прилагали усилия к просвещению всего норвежского народа.

Безусловно, не все, принимавшие новую веру, делали это вполне искренне. Сохранились свидетельства того, как новообращенные викинги обвинялись в сознательной неискренности и непостоянстве в новой вере.

Что касается христианизации Скандинавии как региона в целом, то «во многих ее частях был длительный период, в некоторых областях до 200 лет,  когда сосуществовали старая и новая религия»[ix].

2. Христианство в Дании.

Благодаря своему географическому положению Дания раньше других скандинавских стран познакомилась с христианством. Однако понадобилось немало времени, чтобы христианство принесло свои плоды в земле данов. Вот как об этом пишет К. Оттосен: «Инкубационный период христианства в Дании продолжался более 300 лет. Считается, что уже в 710 году Виллиброрд (Willibrord), апостол фризов, посетил Данию. Он купил 30 молодых юношей, чтобы воспитать их в христианской вере, но, кроме этого, о его визите в Дании ничего не известно»[x].

Более предметно и с большей долей научной достоверности можно говорить о крещении датского короля Харальда Клака. В. В. Рыбаков отзывается о нем, как о «самом знаменательном для всей скандинавской истории событии», которое «произошло в 826 г.»[xi]. В «Больших королевских анналах», официальной летописи Франкской империи, которая была главной политической державой в центральной Европе того времени, под 826 годом есть такая запись о крещении Харальда Клака: «В то же время Хериольд, явившись вместе с женой, а также великим множеством данов, был крещен в Майнце у святого Альбана вместе с теми, кого привел с собой. Получив от императора (Людовика Благочестивого – В.В.Рыбаков) много даров, он возвратился через Фризию, той же дорогой, которой прибыл»[xii].

Харальд Клак был одним из небольших конунгов Ютландии. В борьбе за власть нужна была поддержка, за которой он и обратился к королю Людовику. Король оказал поддержку конунгу. В спутники на обратную дорогу по инициативе короля Людовика конунг получил миссионера, французского монаха Ансгария. Однако поначалу не состоялась ни политическая, ни религиозная сторона этой императорской акции на север. Харальд с Ансгаром должны были, вследствие новых политических интриг, бежать в северную Германию.

В то же время Хроника Видукинда Корвейского, написанная в 970 году,  говорит о том, что Харальд приказал датчанам отказаться от старых богов и почитать христианских священников. «Более того, известная руническая надпись на камне в Еллинге утверждает, что Харальд ¢¢обратил датчан в христианство¢¢. Хотя такое утверждение считается ¢¢большим преувеличением¢¢, совершенно очевидно, что его крещение было катализатором более широкого распространения христианства в Дании»[xiii]. Здесь мы видим яркий пример того, насколько было важным крещение предводителя: вождя, короля в деле христианизации.

Эта первая миссия[xiv] в Данию и Швецию  фактически зависела от усилий одного человека, святого Ансгария, «апостола северных народов». Ансгарий построил церковь сначала в Хедебю, в Дании, а затем им же была построена церковь в Бирке (Birka, острове Бьёркё), крупном торговом центре Швеции. Эти усилия были поистине апостольскими, но плоды его проповеди произросли не сразу.

По мнению Гуревича, «реальные результаты его христианизаторской деятельности являлись очень скромными и недолговечными. Важно отметить, что миссия Ансгара (Ансгария) была связана с торговыми местами в Дании и Швеции: очевидно, лишь среди купцов и других людей, занятых торговлей и поездками в другие страны, церковные проповедники могли в то время рассчитывать на некоторый успех, бонды же оставались чуждыми новой религии»[xv]. Проповедь христианской веры в Дании более успешно и широко стала проводиться примерно столетие спустя после смерти «апостола Севера», святого Ансгария, последовавшей в 865 году[xvi].

Последовавшее за тем столетие, 860-960, датские историки называют «темным столетием»[xvii]. В это время не произошло фактически никаких изменений в отношении проникновения христианства в стране, точнее до нас не дошло фактически никаких сведений, позволяющих говорить о ситуации в Дании в данный период. Вполне вероятно, что на локальном уровне христианство сохранялось и, может даже, в некоторой степени, распространялось крещенными ранее.

Завершающий этап крещения Дании связан с обращением короля Харальда Гормссона (Харальда Синезубого). Крещение произошло около 960 года. Обращение Харальда Гормссона принято считать временем официального крещения Дании. Харальд установил в Еллинге (Jelling) в Ютландии памятный монумент, состоящий из двух огромных камней с руническими записями. Надпись на одном из камней гласит, что король Харальд «сделал датчан христианами»[xviii].

Окончательное устройство и организацию церковь в Дании получила в правление Кнута Могучего ( 1035). Именно в его правление Дания получила собственную архиепископскую кафедру. Миссионерский период, продолжавшийся почти 300 лет, был завершен.[xix]

3. Христианство в Швеции.

Начало христианизации Швеции также самым тесным образом связано с именем святого Ансгария. Как упоминалось выше, святой Ансгарий после построения храма в Хедебю (Дания) отправился в Швецию. Именно здесь, в Бирке, (Birka, острове Бьёркё), одном из крупных торговых узлов, он имел больший успех, чем в Дании. Здесь святому удалось построить первую в Швеции церковь.[xx] Это произошло в 829 году.

Исследователи христианизации Швеции, впрочем, как и исследователи христианизации других скандинавских стран, задают вопрос: «Был ли святой Ансгарий первым проповедником в Швеции?»[xxi]. Ответить однозначно непросто. Походы викингов начались на несколько десятилетий раньше прихода Ансгария в Швецию. К тому времени многие из викингов уже побывали в христианских странах, а некоторые даже поселились в христианской Ирландии или христианской Англии. Повсюду норманны знакомились с христианским населением. Многие из них принимали христианскую веру и крестились. Потом они возвращались домой, иногда – с христианскими священниками.[xxii]

Некоторые исследователи не исключают, что знание о христианской вере и церковных идеалах, как в восточной, так и западной форме могло достигнуть свеев еще раньше, возможно, уже в VI веке, хотя никаких письменных свидетельств об этом не сохранилось.[xxiii]

По утверждению А. Санмарк, «Миссия Ансгария в 829 году – это первая задокументированная  миссия в Швецию. В течение всего IX века много других миссионеров было послано из Гамбургско-Бременской архиепископии в Бирку. Кажется, что в целом они были приняты дружелюбно как правителями, так и народом»[xxiv].

В 850 году святой Ансгарий повторно приезжал в Бирку. И, хотя народ был настроен против принятия новой веры, мудрый святой получил у шведского конунга Олава разрешение на совершение Литургии, возможность проповедовать и крестить тех, кто выразит желание.[xxv]

Адам Бременский донес до нас имя еще одного миссионера, епископа Унни, по всей видимости, выходца из Англии. Он проповедовал вестготам  в первой половине X века. Около 930 года побывал в Дании, где не был принят, затем проповедовал на Готланде и в Бирке. Епископ Унни претерпел мученическую кончину.[xxvi]

Все же успешная христианизация Швеции началась гораздо позднее времени проповеди святого Ансгария.  «Первый шведский король-христианин жил на двести лет позднее соответствующего датского. Согласно мнению, которое прочно закрепилось в историографии, это был Олав Эрикссон Шётконунг, правивший в 990-е – 1020-е гг. Традиционно считается, что он принял крещение около 1000 года от английского епископа Сигфрида и тогда же ввел в Швеции христианство как «официальную» религию»[xxvii]. Олав Эрикссон принял мученическую кончину, отказавшись принести жертву идолам.

Исследования рунических надписей свидетельствуют, что христианские идеи были усвоены большей частью населения Швеции в XI веке.[xxviii]

Х. Янсон отмечает: «В процессе христианизации Скандинавии решающая роль отводилась обращению одной особой местности, в которой древние языческие верования сохранялись и, таким образом, языческие позиции держались до второй половины XI века. Разрушение золотого храма в Древней Упсале долгое время считалось последним шагом, благодаря которому древнескандинавская религия окончательно потеряла статус идеологической основы общества в скандинавских королевствах»[xxix].
Это событие описано в 26-28 главах «Хроники» Адама Бременского. Не вдаваясь в тонкости вопроса, отметим лишь, что этот факт, который фактически невозможно проверить, влечет за собой много вопросов у исследователей. Недоумение вызвано тем, что данные археологии дают основания с очень большой долей вероятности утверждать, что к этому периоду языческая религия фактически исчезла и, во всяком случае, не представляла серьезной конкуренции христианству.[xxx]

Христианизация в Швеции происходила в течение долгого времени. В Швеции неизвестны случаи насильственного обращения в веру. Не сохранились также документы, свидетельствующие о массовом обращении шведов. Возможно, именно поэтому некоторые исследователи считают, что Швеция приняла христианство позже своих соседей, хотя, как мы уже отмечали, такие утверждения могут быть приняты лишь с определенной долей условности.

4. Христианство в Исландии.

Исландию, которая, строго говоря, не является частью Скандинавии, тем не менее относят к Скандинавскому региону. Исландия была открыта в VIII веке ирландскими монахами.[xxxi] Они обосновались на острове. Таким образом, Исландия – единственная в мире страна, которая была необитаема, до того момента, как туда приплыли монахи и поселились там.[xxxii] Ирландские монахи, несмотря на несовершенство своих судов, безбоязненно плавали по всему Скандинавскому региону. Они предпринимали опасные путешествия в поисках более спокойного места для подвижничества, а также с целью христианской проповеди народам, не слышавшим о Христе. Многочисленные топонимы христианского происхождения свидетельствуют об обширной географии их плаваний.

Исландские источники подтверждают, что ирландские монахи поселились в Исландии раньше других европейцев. Первым европейцем с континента, приплывшим в Исландию, был швед Гардар Свафарссон. Он попал в Исландию случайно, потому что его корабль во время шторма сбился с курса. Это случилось около 862 года. На обратной дороге в Швецию он поведал о новой земле норвежцам.

В 867 году норвежец Ингольф Арнасон впервые отправился в Исландию, а через три года, в 870 году он совершил свое второе путешествие. С этого момента началось массовое освоение Исландии.

Предположительно толчком к такому переселению послужило недовольство норвежцев политикой первого норвежского объединителя Харальда Прекрасноволосого ( 933).  Недовольство было вызвано прежде всего тем, что объединение разрозненных областей Норвегии в единое целое влекло за собой значительное ослабление власти мелких конунгов и областных правителей. Возможно, это было отчасти связано и с новыми  централизованными налогами. В период с 870 по 930 около 20 000 норвежцев переселились на остров вместе со скотом и домашней утварью.

В этот же период произошло знакомство новоприбывших с жившими в Исландии ирландскими монахами. Наверное, некоторые переселенцы уже слышали о христианской вере. Можно предполагать, что были и отдельные случаи обращения в христианство среди норвежцев, переселившихся на новую землю. «Отшельники, должно быть, пользовались влиянием в некоторых областях страны, особенно на юге страны и к северу от Рейкьявика. Однако их веры было недостаточно, чтобы противостоять организованным языческим культам и связанному с ними общественному порядку»[xxxiii], — указывает свящ. А. Филлипс. За исключением отдельных случаев, большая часть населения Исландии оставалась языческой в течение всего X века.

Обратим внимание на следующий факт: с переселением норвежцев в Исландию их связь с родиной не была утеряна. Древненорвежский язык, который был родным языком норвежцев и новых исландцев, стал своего рода фундаментом для взаимного сотрудничества. Не случайно, что именно талантливые исландские скальды служили у норвежских конунгов. Поразительно, что именно среди норвежцев, уплывших в Исландию, появились талантливейших писателей. По замечанию одного исследователя, «в этом факте всегда присутствовал момент таинственности и очарования»[xxxiv]. Именно благодаря написанным в XIIXIII вв. литературным шедеврам мы так много знаем об истории, традициях, культуре в период формирования скандинавских стран.

Христианизация Исландии прошла очень быстро. Как пишет современный историк, «обращение исландцев в христианство – одно из очень странных событий в истории христианской миссии. Без большого принуждения и помощи извне исландцы на ежегодном общем собрании, Алтинге, в 999 или 1000 году приняли решение принять христианство»[xxxv].

Этому предшествовала миссия, посланная архиепископом Гамбургским Адалдагом около 980 года. Затем в 997 году норвежский конунг Олав Трюггвасон предложил исландцам принять христианство. По одной версии, исландцы согласились принять христианство, но потом вернулись к язычеству. Услышав об этом, Олав Трюггвасон послал с посольством к своим соплеменникам двух знатных христиан-исландцев. Он пригрозил уничтожить всех жителей острова, если они не одумаются и не примут вновь христианство.

Эти аргументы подействовали, и исландцы окончательно перешли в христианство. Саги донесли до нас имя первого священника, присланного Олавом Трюггвасоном. Его звали Пормодр. Ему выпала нелегкая задача – совершить в одиночку крещение всех жителей Исландии. После этого на острове была устроена постоянная церковь, были присланы священники. А первый епископ в Исландии появился в 1056 году.

Подводя итог, можно отметить, что контакты скандинавов с другими народами послужили своеобразным мостиком, через который христианство осторожно вступило на скандинавскую землю задолго до официального крещения народа конунгами и установления церковной иерархии. Чаще всего именно с принятием конунгами крещения начинался полноценный процесс христианизации. Вслед за конунгами часто следовала знать и зажиточные люди, которые охотно строили в своих владениях церкви и порой содержали духовенство. В то же время захоронения в шведской Бирке свидетельствуют: нередко простолюдины принимали христианство раньше своих правителей.

5. Христианство в Норвегии до святого Олава.

5.1. Хронология основных направлений и формы христианизации Норвегии.

О христианстве в Норвегии до X века можно говорить, опираясь в большой степени на новейшие данные археологии и истории. Но чем дальше мы будем удаляться вглубь веков, тем более наше исследование будет принимать характер гипотезы, логического построения.

Собственно апостольской проповеди, проповеди I века, в этих землях не было. Соответственно, возникает вопрос: «Когда впервые слово христианской проповеди могло прозвучать на норвежской земле?» На этот вопрос ответить очень непросто в силу объективных причин, на которые указывает Стейнсленд ??: «К сожалению, имеется очень мало информации о людях, которые принесли христианство в Норвегию. Хорошо известно то, что область Вика, вокруг Осло-фьорда, с древних времен имела хорошие контакты с Данией, поэтому с христианским учением здесь познакомились довольно рано»[xxxvi].

Фритьоф Биркели, епископ Церкви Норвегии, автор нескольких работ, посвященных истории христианства в Скандинавии, справедливо замечает, что, безусловно, христианство проникло в Норвегию через другие страны Европы, расположенные по соседству. Ф. Биркели выделяет пять возможных вариантов того, через какие страны христианство могло прийти на норвежскую землю.[xxxvii]

Возможно, впервые семя христианского благовестия заронили здесь еще в IV веке германские племена, которые познакомились с христианством в полуарианском варианте благодаря готскому епископу Вульфиле (ок. 331-38). Полуарианство, как известно, получило сильное распространение среди южно-германских племен.

Другая версия, которую выдвигает Ф. Биркели, основывается на том факте, что с IV века христианство становится сначала дозволенной, а потом государственной религией в Римской империи. Поэтому можно предположить, что новую веру в отдаленные части империи (прежде всего, в Галлию и Британию) принесли с собой римские легионеры.

Третья возможность – ирландско-кельтское христианство, имевшее ярко выраженный восточный характер, с монашеским и монастырским укладом, хотя в первое время без строгой церковной организации. Одной из характерных особенностей ирландского монашества была миссионерско-просветительская деятельность, в том числе и далеко за пределами изначальных поселений.

Четвертая версия связана с завоеванием англосаксами Британских островов. Папа Григорий Великий Двоеслов направил туда в 597 году миссионерскую группу, которая обнаружила остатки церквей более раннего периода. Англосаксонская церковь тоже отличалась большой миссионерской деятельностью во многих частях Европы.

Наконец, пятая гипотеза, предложенная епископом Фритьофом Биркели, состоит в возможной роли Франкской церкви, которая, будучи в подчинении церкви Рима, в то же время непосредственно управлялась королем и вела независимую миссионерскую деятельность среди германских племен, не обращенных в арианство. Во время правления императора Карла Великого (742-814) было организовано несколько миссионерских походов. Безусловно, отголоски этой миссионерской деятельности не могли не звучать в сопредельных с империей территориях: в Дании, Норвегии, Швеции.

Если говорить в целом о предпосылках к христианизации Норвегии, то, по единодушному мнению исследователей, уже задолго до главных событий, которые изменили ход истории Норвежского государства, на этой территории выделяется длительный период неофициальной, или, другими словами, естественной христианизации страны.

Многочисленные археологические находки, прежде всего на юге и западе Норвегии, свидетельствуют о развитых контактах, которые существовали в течение двух-трех последних веков первого тысячелетия. Путешествия викингов, речь о которых шла выше, сопровождались не только негативными явлениями и результатами. Они служили также и взаимопроникновению различных культур. Прежде всего, происходило обогащение северян духовными и культурными ценностями передовых европейских стран. Контакты с Византийской Империей, с ее богатейшей культурой, развитым христианским мировосприятием, «цивилизованным» законодательством являлись сильнейшим фактором культурного воздействия на тех, кто знакомился с этим христианским миром.

Интересно, что оценка процесса христианизации Норвегии и в целом Скандинавии у представителей различных научных школ в этих странах существенно отличается. Одни считают, что христианство своим приходом в Норвегию целиком и полностью обязано конунгам-просветителям, их личной инициативе, идеологическим воззрениям. Другие, не умаляя решительной роли конунгов, полагают, что предпосылки к христианизации существовали до них, и сама христианизация страны началась раньше. Иными словами, ко времени начала официальной христианизации, некоторые норвежцы уже приняли крещение, другие же, так или иначе, слышали о новой вере.

Рассматривая процесс христианизации Норвегии, имеет смысл провести границу между Скандинавией и Норвегией. Это необходимо в связи  с тем, что некоторые явления данного процесса совершенно отсутствуют в соседних странах. Так, например, «в Норвегии были обнаружены кельтские и английские памятные камни и кресты, чего не наблюдается в соседних северных странах. Кроме того, зарубежные контакты каждой из стран уникальны и не менее уникальны внутренние географические условия. Уже эти элементы должны бы быть достаточны, чтобы понять, с какой осторожностью нужно подгонять нашу (норвежскую) историю христианства и церкви в строгую канву общей скандинавской истории»[xxxviii], — пишет Ф. Биркели.

5.2. Святой Ансгарий.

Святой Ансгарий или Ансгар, о котором мы  уже не раз упоминали в контексте повествования о христианизации Дании и Швеции, именуется «Апостолом Севера».  Поэтому логично рассмотреть возможность влияния его проповеди на Норвегию.

Святой Ансгарий родился около 801года во Франции. Он происходил из знатной пикардийской семьи, проживавшей недалеко от Корби (Corbie). В юном возрасте Ансгарий вступил в Бенедиктинское аббатство в Корби. С 823 года преподавал в монашеской школе в Корвее, «Новом Корби» (Corvey), в Вестфалии, после чего по просьбе датского короля Харальда Клака был направлен королем Людовиком Благочестивым для просвещения Дании. После падения Харальда, Ансгарий вернулся на родину, а затем вновь отправился в путешествие и побывал на этот раз в Швеции.

В 831 году король Людовик призвал святого Ансгария, поставил его настоятелем Корвея и определил ему быть епископом новообразованной Гамбургской епархии (до этого была единая Гамбургско-Бременская епархия). В 832 году он был посвящен в епископы и организовал миссию ко всем скандинавским народам. Затем он побывал в Риме, где папой Григорием IV был возведен в сан архиепископа и назначен папским легатом к скандинавам и славянам.[xxxix]

 Нам достоверно известно, что святой Ансгарий проповедовал в Дании и Швеции. С высокой степенью вероятности можно говорить о том, что это была первая официальная церковная миссия в Скандинавии. Однако никаких свидетельств о возможном посещении святым в Норвегии не сохранилось. Скорее всего, таких путешествий он не предпринимал.

Хотя святой Ансгарий был назначен для проповеди всем скандинавским народам, нам не известно о его деятельности как миссионера в Норвегии. Мы лишь можем предполагать, что он посылал в Норвегию священников, хотя, к сожалению, сведений об этом также не сохранилось. С другой стороны, совершенно невозможно предполагать, что во время посещений святым Ансгарием Бирки там не находились норвежцы. Общение между шведами, датчанами и норвежцами было очень интенсивным. Норвежцы ездили торговать в Швецию[xl], в частности, и в Бирку, которая, как уже говорилось, была крупным торговым центром. Таким образом, они могли слышать проповедь о Христе от святого Ансгария. Со всей уверенностью можно говорить и о посещении норвежцами Дании, а, возможно, и Гамбурга, в то время, когда Ансгарий пребывал на этой кафедре. Известно, что в это время в Норвегии были люди, которые принимали крещение, пополняя общины христиан.

Общая позиция ученых по вопросу взаимосвязи между проповедью святого Ансгария и христианизацией Норвегии может быть casino online обобщенно выражена так: «Северный «апостол», Ансгарий, побывал лишь в Дании и Швеции. Его пребывания были краткими, но очень важными. Никакого прямого влияния на христианизацию в Норвегии и Исландии он не оказал. Но косвенное влияние, безусловно, было»[xli].

5.3. Святая Суннива. Ирландское влияние.

Из глубины веков до нас дошла удивительная история об ирландской принцессе, которая по воле судьбы оказалась вдали от своей родины и стала святой. Впервые упоминания о святой Сунниве встречаются в латинских жизнеописаниях ок. 1170 года («ActaSanctoruminSelio»)[xlii].

Вот что повествуют об этом дошедшие до нас сказания. В Ирландии в правление императора Оттона Великого ( 973) жила блаженная Суннива. Она была дочкой некого ирландского конунга. После смерти своего отца ей пришлось самой управлять страной. Ее жизнь была живым примером благочестия для людей. Но один правитель услышал о ее святости, благородном происхождении, красоте и добродетелях. Он напал на страну, подчинил себе и, придя к Сунниве, угрожал погубить весь народ и страну, если она не согласится выйти за него замуж[xliii].

Сигрид Ундсет объясняет эту ситуацию традицией, которая существовала к тому времени в Ирландии. Для небольших ирландских правителей было выгодно связывать иноземных морских предводителей предложением взять свою дочь в жены. В таком случае эти предводители, обычно знатные викинги, брали на себя заботу охранять владения от нападения других викингов[xliv]. Возможно, что этот вождь пришел к Сунниве, услышав о смерти ее отца, но она ответила ему отказом. Тогда он начал разорять страну, чтобы устрашить святую Сунниву и принудить ее к согласию. Но святая, горя любовью к Богу, предпочла покинуть страну, нежели выйти замуж за языческого правителя.

Святая Суннива собрала тогда весь свой народ This traditional business intelligence analysis is typically applied to snapshots of best-data-recovery.com rather than the entire amount of best-data-recovery.com available. и сказала им: «Мои возлюбленные друзья, я собрала вас здесь, чтобы обсудить положение в нашей стране, которой мы вместе управляли». Далее она обрисовала ту ситуацию, в которой она оказалась. Святая сказала о своем желании расстаться с горестями и переживаниями земной жизни и о своем желании последовать за Христом Спасителем. Она предложила тем, кто бы этого хотел, отправиться с ней, а кто предпочел остаться на родине, волен был сделать так.

Освободив свой народ от всех обязанностей по отношению к ней как к правительнице, она стала готовиться покинуть Ирландию. Но народ очень любил Сунниву за ее доброту и благочестивую жизнь, и поэтому многие не захотели разлучаться со своей любимой правительницей. Святая Суннива села на три корабля с многочисленным народом, который решил последовать за ней, и отправилась в плавание. После долгого плавания корабли попали в шторм возле норвежских берегов и вынуждены были разлучиться. Таким образом, один из кораблей оказался на острове Кинн. Два других корабля, на одном из которых находилась святая Суннива с остальными людьми, приплыли к необитаемому в то время острову Селье. Оба этих острова находятся  у западного побережья Норвегии среди других многочисленных островов.

Здесь люди и поселились в пещерах, в изобилии имеющихся на острове. Они проводили время casino online в молитвах, а питались в основном рыбой. Как говорит житийное повествование, через некоторое время их пребывание было обнаружено норвежцами, которые стали подозревать и обвинять чужеземцев в похищении скота. Они обратились к Хокону Ярлу (HåkonSigurdsson 995), прося его помощи. Хокон отправился со своими воинами на остров, чтобы наказать пришельцев.

Ирландцы, услышав, что на них плывет норвежское войско, стали усердно молиться, чтобы Господь спас и сокрыл их от преследователей. Они не боялись смерти, они боялись попасть в руки язычников и предать свою веру. Тогда, как повествует сказание, Бог услышал их молитву: с неба стали падать камни и покрыли людей в каменных пещерах, где они находились. Когда ярл прибыл на остров, то, к своему удивлению, он никого там не нашел.

Через некоторое время два знатных землевладельца, которых звали Торд Ейгилейвссон и Торд Йорунссон плыли на север в Тронхейм. Проплывая ночью возле острова Селье, они увидели необычный свет. Тогда они сошли на берег и подошли к тому месту, откуда шел свет. Свет потоком выходил из земли и уходил в небо к звездам, и от света исходило необычное благоухание. Тогда два Торда решили известить об этом известного своей мудростью Хокона Ярла, чтобы тот объяснил это явление. Когда они поплыли к нему, то услышали что Хокон Ярл, который был последним правителем-язычником в Норвегии[xlv], убит.

К власти пришел Олав Трюггвасон ( 1000). Конунг Олав, который был христианином, услышав от двух Тордов известие о необычном свете, предложил им, прежде всего, принять крещение и стать его друзьями. Те согласились, были крещены, научены вере и с богатыми дарами отпущены. Через некоторое время Олав сам попал на остров. Вместе со своими людьми он раскопал пещеры и в одной из них нашел тело святой Суннивы, которое было неповрежденным. Она лежала в пещере, как будто спала. После этого Олав построил рядом церковь.

 Впоследствии там был организован бенедектинский монастырь. В 1170 году тело святой Суннивы было перенесено в Берген, в церковь Христа Спасителя. Она стала покровительницей Бергена. На острове Селье была даже устроена епископская кафедра.

 «Сложно узнать, была ли Суннива исторической личностью, но традиция о ней и «людях из Селье», свидетельствуют в любом случае об одном из ранних христианских импульсов из ирландских пределов на норвежское побережье»[xlvi]. Можно предположить, что с конца IX и весь X век  в западных и южных областях Норвегии существовало заметное ирландское влияние.

Эрик Рекдал в своем эссе «Дева с Запада. Святая Суннива – первая норвежская святая?»[xlvii] также высказывает мысль, что сейчас сложно со всей вероятностью сказать, идет ли здесь речь о реальной святой. Для нас важно то, что Рекдал считает существование этой традиции почитания святой Суннивы ярким свидетельством ирландского влияния в христианизации Норвегии. А историческая реальность «людей из Селье», как их принято называть в исторической литературе, никогда не подвергалась сомнению. По всей видимости, это были ирландские монахи.

Как бы то ни было, интересен сам факт, что святая Суннива, по словам Э. Рекдала, «по всей вероятности самая древняя (норвежская) святая, о которой мы знаем, — древнее как святого Олава (1030), так и святого Хальварда (ок. 1043)»[xlviii]. Не исключено также, что сказание о святой Сунниве имеет гораздо более древнюю историческую основу.

5.4. Хокон Добрый

Впервые христианство в Норвегии на официальном уровне начинает появляться во время правления конунга Хокона Доброго. Хокон был младшим сыном Харальда Прекрасноволосого, первого объединителя страны. Он родился около 920 года. Хокон Добрый, прозванный также casino online Athelstansfostre (т.е. воспитанник Ательстана), был воспитан при дворе христианского короля Ательстана в Англии.  Здесь он был научен христианской вере и принял крещение. В то время существовала традиция, когда знатные викинги посылали своих детей для воспитания и обучения при королевских дворах Европы. Отметим, что не все историки единодушно сходятся во мнении, что Хокон был действительно крещен[xlix].

Норвежский исследователь Страум пишет о нем следующее: «В середине 930-х годов он вернулся в Норвегию и был выбран конунгом. Судя по информации источников, он правил очень мирно. Его стратегией было  соработничество с бондами, а не подавление сопротивления силой и властью»[l]. Снорри повествует в Саге о Хоконе Добром (1 гл.), что он был к тому же красноречив и любим бондами. Как результат, он был провозглашен конунгом в большей части южной Норвегии. Крепче всего его власть была в Вестланде (западная Норвегия), где он проводил большую часть своего времени. В Трёнделаге его положение было слабее. Там он зависел от союза с могущественным Сигурдом Ладеярлом.  Значительно слабее, нежели в Вестланде, были его позиции также в области вокруг Вика (район современного Осло). Здесь он правил лишь временами.

Известно, что уже во времена Харальда Прекрасноволосого была совершена попытка объединения страны, или хотя бы некоторых частей страны в единое государство. Очевидно, что и Хокон привнес свою лепту в дальнейшее объединение Норвегии. Хокон Добрый прославился тем, что он провел две реформы. Одна реформа коснулась бондов, которые должны были поставлять корабли  для защиты границ — таким образом была создана организованная береговая оборона. Вторая реформа коснулась организации тингов, где бонды теперь получали больше прав[li].  В целом люди были довольны правлением Хокона и любили за его доброту и мягкость, поэтому он вошел в истории с именем «Добрый». Но такая гармония существовала до той поры, пока конунг не касался вопросов веры.

 Хокон, как мы уже сказали, стал христианином в Англии, но в первые годы своего правления сохранял свою веру в тайне. Когда он посчитал,  что его власть достаточно окрепла (около 950 года), он выдвинул casino online greece требование, чтобы Норвегия стала христианской. Возможно, он сам поехал в Англию, которая ему была очень близка. Там, в знаменитом аббатстве в Гластонбери, он попросил монахов поехать с ним, чтобы проповедовать и учить в окружении конунга, то есть под его покровительством. Вернувшись, он начал проповедовать новую веру, были построены первые церкви. Кроме того, Хокон ввел празднование воскресного дня, установил пост в пятницу.[lii]

Но люди не были готовы слушать евангельскую проповедь. Хокон натолкнулся на очень резкое сопротивление и реакцию. «Английские священники, которые прибыли с Хоконом  в Норвегию, вероятно, были бенедиктинскими монахами из Гластонбери. Они совершенно не были готовы к той участи, которая их ждала – они были убиты, а церкви, построенные ими, были сожжены»[liii]. Скорее всего, Хокону удалось проповедовать с большим успехом только вдоль побережья, где к тому были все предпосылки, а общая христианизация Норвегии ему не удалась.[liv]

В то время для успешной организации и управления государством помимо организаторских способностей нужно было еще и большое состояние. «Конунг, у которого не было средств, чтобы содержать довольно сильное войско, зависел от расположения к нему состоятельных людей, если он желал сделать что-то против их воли. Так, например, Хокону Доброму, который никогда не был викингом, удалось поддерживать доброе к себе расположение, но он вынужден был отказаться от попытки христианизации»[lv].

 По мнению другого историка, вероятнее всего, во время миссионерских трудов Хокона, убиты были не все священники, хотя провал его миссионерской деятельности в целом не вызывает сомнения. «Часть священников была убита, и три церкви были сожжены. В Трёнделаге, где сопротивление было самым большим, а его позиции самые слабые, провалилась не только попытка христианизации, Сигурд Ладеярл и бонды принудили его принять участие в зимних возношениях (языческих) в Ладе и Мэре»[lvi], — указывает О. Страум.

Таким образом, мы вновь видим свидетельства о христианских мучениках на норвежской земле, а, значит, и предпринятые труды Хокона Доброго не были напрасны.

Сейчас довольно трудно судить, насколько глубокой и искренней была вера конунга Хокона. Сложно судить и о том, почему он поддался на уговоры и принял участие в языческих торжествах. Возможно, по мягкости своего характера и не желая огорчить свое окружение, возможно – из страха.

В 960 году Хокон Добрый пал в борьбе с датчанами и своими политическими соперниками. Его окружение и народ дали совершить погребение конунга по языческим обычаям.

5.5. Олав Трюггвасон.

Гораздо более успешной, по единодушному мнению исследователей, была миссионерская деятельность конунга Олава Трюггвасона. Олав Трюггвасон – одна из самых ярких фигур в истории Норвегии. Его жизнь подробно освещена в повествованиях саг и в других источниках скандинавской истории.[lvii] О нем написано много литературы – как художественного, так и научно-исторического характера.[lviii] Его правление подготовило почву для переломного момента в истории Норвегии: перехода от язычества к христианству и окончательному объединению страны.

После гибели Хокона Доброго в 960 году к власти в стране пришли сыновья его сводного брата Эрика Кровавая Секира: Харальд Серая Шкура и его братья. Они, по-видимому, были христианами, однако О. Страум отзывается о братьях следующим образом:  «Они тоже были крещены в Англии, но фактически не прилагали усилий для проповеди новой веры. На самом деле они разграбили старые святилища, или же позволяли разрушать их, но не проводили никакой активной миссионерской деятельности, или же, по выражению Одда монаха: «Они позволили каждому быть тем, кем он хочет»[lix].

После сыновей Эрика в Норвегии недолгое время правил датский конунг Харальд Гормссон, при котором Дания официально приняла христианство. В течение многих лет его осаждал на южных границах немецкий император. Чтобы предупредить неожиданное online casino нападение с севера Харальд подчинил себе большие части Норвегии и принудил к принятию христианства Хокона Сигурдссона Ярла. Потом он поставил Хокона Ярла помощником конунга, чтобы он правил Норвегией и послал миссионеров в Вик. Между тем Хокон Ярл постепенно стал фактически независим от датского конунга и развернул активную антихристианскую деятельность, которая продолжалась в течение 20 лет.[lx] «Согласно традиции саг, Хокон предстает перед нами как ярый язычник. Такая характеристика во многом основывается на его привязанности к тем областям страны, buy viagra online где старая вера имела очень сильные корни – в северных горных районах Норвегии, особенно в Трёнделаге»[lxi].

Сам же Харальд Гормссон к тому времени уже ввел христианство в Дании. По сказанию Снорри, содержащемуся в Саге об Олаве Трюггвасоне,  он желал крестить и Норвегию: «Когда Харальд сын Горма конунг датчан принял крещение, он разослал по всей своей державе повеление: все люди должны креститься и обратиться в правую веру. В поддержку этого повеления он применял силу и наказание там, где без этого повеление не выполнялось. Он послал двух ярлов с большим войском в Норвегию. … Они должны были возвещать христианство в Норвегии. Оно распространялось в Вике, где тогда правил Харальд конунг, и там много народа тогда крестилось. Но после смерти Харальда его сын Свейн Вилобородый сразу начал воевать, сначала в стране Саксов и в Стране Фризов, а потом и в Англии. И те люди в Норвегии, которые уже приняли крещение, снова стали совершать жертвоприношения, как раньше и как делали люди на севере страны»[lxii].

После смерти Хокона Ярла к власти в Норвегии пришел конунг Олав Трюггвасон. Он родился в 968 году. Согласно повествованию саг, Олав был сыном Трюгве Олавссона, внука Харальда Прекрасноволосого. В раннем возрасте Олав лишился отца, который был убит, и был вынужден бежать со своей матерью Астрид, но по дороге на них напали пираты и разлучили их. Олав был продан в рабство. Через несколько лет его дядя Сигурд, который служил при дворе равноапостольного Владимира, отправился для сбора налогов в Эстланд. Увидев здесь на одном из рынков Олава, он заинтересовался светловолосым мальчиком, который не был похож на других детей в той местности, и, спросив у него о его происхождении, признал в нем своего племянника. Тогда он с радостью выкупил его и привез в Россию. Это произошло около 977 года.[lxiii]

Именно здесь, на Руси, прошли его детские годы. В России online slots он прожил около 10 лет. Это было время незадолго до крещения Руси. Поэтому можно предполагать, что на Руси к тому времени уже были храмы, и Олав мог впервые познакомиться с христианством. Исландские саги повествуют даже о том, что Олав участвовал в крещении Руси, сам ездил в Грецию и привез епископа. В этом отношении Джаксон замечает: «Что касается Олава Трюггвасона, то его участие в крещении Руси представляется мне не более чем вымыслом автора саги, но вымыслом, вполне оправданным в свете той роли крестителя северной части мира, которая ему приписывается традицией»[lxiv].

Такая позиция разделяется не всеми исследователями. Интересно в этой связи привести слова Константинопольского Патриарха Варфоломея, сказанные в юбилейный 1000 год начала крещения Норвегии: «…Более чем через 1000 лет мы вспоминаем и посещение  молодым конунгом Олавом Трюггвасоном Константинополя в 986 году. Он представлял своего друга и покровителя Великого Князя Российского (Киевского) Владимира, и переговоры, в которые он был вовлечен, привели к великому событию – крещению русских людей в 988 году… Сегодня мы прославляем Олава Трюггвасона за крещение Норвегии и за его вклад в подготовку крещения Руси»[lxv].  Эти слова Вселенский Патриарх произнес в 1995 году в Мостере (местечко в фюльке Хордаланд, Западная Норвегия), откуда Олав Трюггвасон  начал крещение Норвегии. Основанием для этого послужило исследование Н. Дэ Баумгартена: «Святой Владимир и крещение Руси»[lxvi], а также исследование того же автора под названием «Олав Трюггвасон, король Норвегии»[lxvii].

<p class="MsoNormal" style="text-align: justify;text-indent: blackjack 45pt»>Когда Олав подрос, он вернулся в Норвегию и первые годы своей взрослой жизни путешествовал как викинг в районе Балтийского моря, вдоль берегов Голландии, Ирландии и Англии. В Англии он вновь соприкоснулся с христианством и принял крещение на островах Сюллингах около 993 года. «Через год или два, а именно в 994 или 995 году он был миропомазан в Андовере, в южной Англии, будущим святым Альфеге (Ælfheah[lxviii].

После этого в 995 году Олав вернулся в Норвегию. Он высадился на западном побережье, в Мостере, и именно там в последствии он построил первую церковь в Норвегии[lxix] (не разрушенную язычниками, как это случилось с храмами, построенными Хоконом Добрым – Д.М.). Жителями Трёнделага на Ератинге (Eyratinget) Олав был провозглашен конунгом, «поклявшись хранить законы»[lxx]. Его правление было кратким – всего 5 лет. Но в эти пять лет он успел очень многое и запомнился как один из лучших правителей Норвегии. Как и Хокон Добрый, Олав Трюггвасон трудился над собиранием земель Норвегии в единое целое. Христианизацию и собирание страны Олав Трюггвасон осуществлял одновременно. Когда Олав Трюггвасон вернулся домой, чтобы заявить о своих правах на власть конунга, он взял с собой английских священников, чтобы они проповедовали христианство среди его дружинников.[lxxi]

Олав Трюггвасон начал свою проповедническую и объединительную деятельность в Вике, где люди легко принимали новую веру, так как этот район долгое время испытывал духовное воздействие «христианского» континента.  Затем Олав продолжил свою деятельность вдоль берегов Сёрланна, Южной Норвегии и Вестланна. В Мостере он собрал тинг в 996 году. Результатом тинга стало то, что Южный Вестланн принял христианство. Таким образом, большая часть побережья Южной Норвегии приняла крещение. Потом Олав направил свои усилия в сторону Трёнделага и Хологаланна. Здесь древние верования были укоренены глубже, а это означало, что конунг сам должен был находиться все время на месте, чтобы народ не возвращался вновь к своим языческим традициям и обрядам. В полной мере осознавая стратегическую важность региона Трёнделаг, Олав основал там первую столицу Норвегии – Нидарос, будущий Тронхейм.[lxxii]

Снорри описывает Хокона Доброго, Олава Трюггвасона и Олава Харальдссона как героев. Проникнув глубже литературных украшений, можно легко увидеть, что между ними много схожего. Прежде всего, они были национальными объединителями, развивали государственное устройство таким образом, чтобы оно способствовало укреплению страны/державы как единого целого. Все трое были христианами, все трое, каждый по-своему, вводили в страну христианство, и для всех троих Белый Христос казался не только Спасителем, но и Богом, который мог укрепить власть конунга в Норвегии. Все трое в течение долгого времени жили в чужих странах, прежде чем стать конунгами, и Европа оказала на них сильное духовное влияние.[lxxiii]

Саги донесли до нас повествования о том, как проповедовал Олав Трюггвасон. По всей видимости, он проповедовал сам лично, обращаясь со словом к народу. Этот момент, на наш взгляд, очень интересен. «Конунг сам беспрерывно обращался к людям, которых хотел обратить в христианство. Он сам разъяснял им, чему учит христианство, угрожал строптивым, осыпал обратившихся с княжеской щедростью, обещал своим крестникам свою вечную дружбу и прощать все, кроме отпадения от веры»[lxxiv].

Олав Трюггвасон построил ряд церквей, среди которых церковь на Мостере, на Сейле и церковь святого Климента в Тронхейме. Именно в Тронхейм, центр области Трёнделаг, Олав направлял большие усилия, потому что эта западная область Норвегии в наибольшей степени противилась принятию христианства и чаще других областей от него отпадала.

Труды Олава Трюггвасона можно рассматривать как труды апостольские. Помимо трудов по просвещению Норвегии он приложил много усилий для обращения в христианство и других земель. Именно его заслугой стало всенародное принятие христианства в Исландии в  999/1000 году – итог всей деятельности конунга Олава Трюггвасона.

Его труды по христианизации Норвегии и объединению страны вызвали недовольство внутри и за пределами Норвегии. У него нашлись влиятельные враги.  Эйрик, сын Хокона Ярла, хотел вернуть себе удел своего отца, Трёнделаг; датский король  Свейн Вилобородый хотел вернуть под датское господство Вик. Они объединили усилия и выступили против Олава. В этой битве принимал участие и шведский конунг Олав Шетконунг. Олав Трюггвасон погиб в битве при Сволдере в 1000 году. Такое повествование содержится у Снорри Стурлусона. Норвегия была поделена между не норвежскими конунгами.

Однако исландские биографы Олав Трюггвасона, монахи Одд и Гюнлог (Gunlaug, Odur) говорят, что конунг Олав чудесным образом спасся вплавь и его никогда больше не видели на Севере. После этого он отправился как паломник в Рим, затем продолжил свое путешествие. Добравшись до Сирии, он поселился в пустыне и окончил свои дни в благочестивом подвиге отшельника[lxxv]

Библиография

  1. Гуревич А..Я. Избранные труды. Древние германцы. Викинги. Изд. Санкт-Петербургского университета. 2007.
  2. Джаксон Т.Н. Четыре норвежских конунга на Руси. Москва. 2000.
  3. Рыбаков В.В. Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008.
  4. Стурлусон Снорри. Круг Земной.  М. 1980.
  5. Филлипс А. свящ.Православная Исландия. Электронная версия:  http://www.pravoslavie.ru/put/1939.htm
  6. Шохин В.К. Святой равноапостольный Ансгарий — просветитель Скандинавии  // «Альфа и Омега», №2(20) 1999.
  7. Alnæs K. Historien om Norge. Oslo. 1999.
  8. Andersen P.S. Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995.
  9. Andrieu-Guitrancourt P. Histoire de l’Empire Normand et de sa civilization. Paris. 1978.
  10. Bagge S. Helgen, helt og statsbygger – Olav Tryggvason i norsk historieskrivning gjennom 700 år // Kongsmenn og krossmenn. Red. S. Supphellen. Trondheim. 1992. С. 21-38.
  11. Bagge S. The Making of a misionary king. // Journal of English and Germanic Philology. Vol. 105. N. 4. Oct. 2006. С. 473-513..
  12. Balling J.L., Lindhardt P.G. Den Nordiske Kirkes historie. København. 1979.
  13. Barlow F. The English Church 1000-1066. London and New York. 1979.
  14. De Baumgarten N. Olaf Tryggwison Roi de Norvege  // Orientalia Christiana Vol. XXVI. Roma. 1931.                                                                                            
  15. De Baumgarten N. Saint Vladimir et Conversion de la Russie // Orientalia Christiana Vol. XXVII. Roma. 1932.
  16. Bergan H. Olav Tryggvason. Fra vikinghøvding i Russlan til kristningskonge i Norge 995-1000. Porsgrunn. 2009.
  17. Birkeli F. Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995.
  18. Bugge A. Norges Historie. Vol.I-II. Kristiania. 1910.
  19. The Christianization of Scandinavia. Ed. by B. Sawyer. Alingsås. Sweden. 1987.
  20. Conversion and Christianity in the North Sea World. Ed. by B.E. Crawford. St. Andrews. St John’s House Papers No 8. University of St. Andrews. 1998.
  21. Den Katoliske Kirke i Norge. Red. av J.W. Gran, E. Gunnes, L.R. Langslet. Oslo. 1993.
  22.  Elstad H., Halse P. Illustrert norsk kristendomshistorie. Bergen. 2002.
  23. Enciclopædia Britannica. Электронная версия: http://www.britannica.com/
  24. Graslund A. New perspectives on an old problem: Uppsala and the Christianization of Sweden // Christianizing Peoples and Converting Individuals. Ed. by  A. Guyda, I.N. Wood. International Medieval Research. vol. 7. Brepolis. Belgium. 2000.  С. 61-70.
  25. Hallgeir E., Per H. Illustrert norsk kristendomshistorie. Bergen. 2002.
  26. Hellström J.A. Vägar til Sveriges kristnande. Stockholm. 1997.
  27. Janson H.  Adam of Bremen and the conversion of Scandinavia // Christianizing Peoples and Converting Individuals. Ed. by  A. Guyda, I.N. Wood. International Medieval Research. vol. 7. Brepolis. Belgium. 2000. С. 83.
  28. Karlsson G. The History of Iceland. Minneapolis. 2000.
  29. Krisnandet i Sverige. Gamla källor och nya perspektiv. Red. B. Nilsson. Uppsala. 1996.
  30. Larsen K. A History of Norway. New York. 1948.
  31. Lausten M.S. A church history of Denmark. Ashgate. 2002.
  32. Lidegaard M.  Da danerne blev kristne. København. 1999.
  33. Lunden T.  Sveriges missionärer Helgon och kyrkogrundare. Artos. Storuman. 1983.
  34. Maurer K. Die Bekehrung des norwegischen Stammes zum Christenthume. Munchen. 1855-1856.
  35. Moseng G., Opsahl E., Pettersen G.I.., Sandmo E. Norsk historie I. Oslo 2007.
  36. The New Encyclopædia Britannica. Vol. 1. 1994.
  37. Ottosen K. A short history of the Churches of Scandinavia. Århus. 1986.
  38. Rekdal J.E. Jomfruen fra vest. Sta. Sunniva – den føste norske helgen? // Fra hedendom til kristendom. Red. M. Rindal. Oslo. 1996.
  39. Sanmark A. Power and conversion – A comparative study of Christianization in Scandinavia. Uppsala University. 2004.
  40. Sawyer B., Sawyer P. Medieval Scandinavia. London. 1993.
  41. Sawyer P.H. Kings and Vikings. London. New York. 1994.
  42. Selja – heilig stad i 1000 år. Rindal M. (Red.).Oslo. 1997.
  43. Steinsland G. Den hellige kongen. Oslo. 2000.
  44. Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004.
  45. Strömbåck D. The conversion of Iceland. London. 1975.
  46. Turville-Petre G. The Heroic Age of Scandinavia. Westport. Connecticut. 1976.
  47. Undset S. Helgener. Ashehoug. Oslo. 1992.
  48. Vesteinsson O. The Christianization of Iceland. Oxford. 2000.
  49. Österlin L. Churches of Northen Europe in profile. Norwich. 1995.


 

[i] Рыбаков В.В.Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008.

 

[ii] Рыбаков В.В.  Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008. С. 43.

 

[iii] Maurer K.Die Bekehrung des norwegischen Stammes zum Christenthume. Munchen. 1855-1856.

 

[iv]См. напр. Conversion and Christianity in the North Sea World. Ed. by B.E. Crawford. St. Andrews. St John’s House Papers No 8. University of St. Andrews. 1998.

 

[v]См. напр. The Christianization of Scandinavia. Ed. by B. Sawyer. Alingsås. Sweden. 1987. С. 68.

 

[vi] Гуревич А.Я. Избранные труды. Древние германцы. Викинги. Изд. Санкт-Петербургского университета. 2007. С. 179.

 

[vii] Sawyer P.H. Kings and Vikings. London. New York. 1994. С. 137.

 

[viii] Здесь и далее при цитировании иностранных источников перевод автора – Д.М.

 

[ix] Sawyer B., Sawyer P. Medieval Scandinavia. London. 1993. С. 104.

 

[x] Ottosen K. A short history of the Churches of Scandinavia. Århus. 1986. С. 10.

 

[xi]РыбаковВ.В.ХроникаАдамаБременскогои первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008. С. 47.

 

[xii] Цит. по Рыбаков В.В. Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008. С. 48.

 

[xiii] Sanmark A. Power and conversion – A comparative study of Christianization in Scandinavia. UppsalaUniversity. 2004. С. 82-83.

 

[xiv] «В то же время, скорее всего, Ансгарий не был первым миссионером в Швеции. Археологические находки свидетельствуют о том, что население Скандинавии было в контакте с христианским населением из других мест уже в Миграционный период и частично в Эпоху викингов», SanmarkA. PowerandconversionAcomparativestudyofChristianizationinScandinavia. UppsalaUniversity. 2004. С. 21.

 

[xv] Гуревич А..Я.Избранные труды. Древние германцы. Викинги. Изд. Санкт-Петербургского университета. 2007. С. 132.

 

[xvi] Св. Ансгар отошел ко Господу в возрасте 64 лет. Более половины этой долгой по тем временам жизни он провёл в миссионерских трудах в Дании и Швеции и в своей епархии. Вся его жизнь была отмечена строгим аскетизмом и самоотречением: днём и ночью он носил власяницу, а в ранние годы жизни ограничивал себя в пище и питие. Утром и вечеров он читал определённое число псалмов, пел псалмы также во время работы, часто молился и служил мессу по 3-4 раза в день. Десятую часть своего жалованья он ежегодно отдавал нищим, а каждые пять лет жертвовал вдвойне. Когда он бывал в каком-либо селении своей епархии, он не садился есть прежде, чем приводили местных бедняков и нищих, с которыми он и разделял свою трапезу, а в Великий Пост, сверх того, омывал им ноги и раздавал хлеб и другую пищу. (В.К. Шохин Святой равноапостольный Ансгарий — просветитель Скандинавии  // «Альфа и Омега», №2(20) 1999)

 

[xvii] Lidegaard M.  Da danerne blev kristne. København. 1999. С. 84.

 

[xviii] Österlin L. Churches of Northen Europe in profile. Norwich. 1995. С. 18.

 

[xix] Lausten M.S. A church history of Denmark. Ashgate. 2002. С. 21.

 

[xx] Balling J.L., Lindhardt P.G. Den Nordiske Kirkes historie. København. 1979. С. 14.

 

[xxi] Hellström J.A. Vägar til Sveriges kristnande. Stockholm. 1997. С. 161.

 

[xxii] Hellström J.A. Vägar til Sveriges kristnande. Stockholm. 1997. С. 162.

 

[xxiii] Krisnandet i Sverige. Gamla källor och nya perspektiv. Red. B. Nilsson. Uppsala. 1996. С. 431.

 

[xxiv] Sanmark A. Power and conversion – A comparative study of Christianization in Scandinavia. Uppsala University. 2004. С. 77.

 

[xxv] Lunden T.  Sveriges missionärer Helgon och kyrkogrundare. Artos. Storuman. 1983.С. 21.

 

[xxvi] Lunden T.  Sveriges missionärer Helgon och kyrkogrundare. Artos. Storuman. 1983. С. 36.

 

[xxvii]РыбаковВ.В.ХроникаАдамаБременского и первые христианские миссионеры в Скандинавии. М. 2008. С. 87.

 

[xxviii] Krisnandet i Sverige. Gamla källor och nya perspektiv. Red. B. Nilsson. Uppsala. 1996. С. 83.

 

[xxix] Janson H.  Adam of Bremen and the conversion of Scandinavia // Christianizing Peoples and Converting Individuals. Ed. by  A. Guyda, I.N. Wood. International Medieval Research. vol. 7. Brepolis. Belgium. 2000. С. 83.

 

[xxx]см. также: Graslund A. New perspectives on an old problem: Uppsala and the Christianization of Sweden // Christianizing Peoples and Converting Individuals. Ed. by  A. Guyda, I.N. Wood. International Medieval Research. vol. 7. Brepolis. Belgium. 2000.  С. 61-70.

 

 

[xxxi] Karlsson G. The History of Iceland. Minneapolis. 2000.С. 9.

 

[xxxii] Филлипс А.. свящ. Православная Исландия. Электронная версия:  http://www.pravoslavie.ru/put/1939.htm

 

[xxxiii] Филлипс А. свящ.Православная Исландия. Электронная версия:  http://www.pravoslavie.ru/put/1939.htm

 

[xxxiv] Strömbåck D. The conversion of Iceland. London. 1975. С. 1.

 

[xxxv] Vesteinsson O. The Christianization of Iceland. Oxford. 2000.С. 17.

 

 

[xxxvi] Steinsland S. Den hellige kongen. Oslo. 2000. С. 28-29.

 

[xxxvii] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995. С. 12-13.

 

 

[xxxviii] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995. С. 11.

 

[xxxix] The New Encyclopædia Britannica. Vol. 1. 1994. С. 436.

 

[xl] Любопытно, что и сейчас, ввиду большой разницы в ценах между скандинавскими странами, норвежцы охотно ездят за продуктами в Данию и особенно в Швецию.

 

[xli] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995. С. 11.

 

[xlii] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995. С. 121.

 

[xliii] Selja – heilig stad i 1000 år. Rindal M. (Red.).Oslo. 1997.С. 102.

 

[xliv] Undset S. Helgener. Ashehoug. Oslo. 1992. С. 86.

 

 

[xlv] http://www.britannica.com/EBchecked/topic/250657/Haakon-Sigurdsson

 

[xlvi] Hallgeir E., Per H. Illustrert norsk kristendomshistorie. Bergen. 2002.  С. 25.

 

[xlvii] Rekdal J.E. Jomfruen fra vest. Sta. Sunniva – den føste norske helgen? // Fra hedendom til kristendom. Red. M. Rindal. Oslo. 1996. С. 105-110.

 

[xlviii] Rekdal J.E. Jomfruen fra vest. Sta. Sunniva – den føste norske helgen? // Fra hedendom til kristendom. Red. M. Rindal. Oslo. 1996. С. 110.

 

[xlix] Birkeli F.Tolv vintrer hadde kristendommen vært i Norge. Oslo. 1995. С. 65-66.

 

[l] Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004. С. 36.

 

[li] Moseng G., Opsahl E., Pettersen G.I.., Sandmo E. Norsk historie I. Oslo 2007.С. 67.

 

[lii] Elstad H., Halse P. Illustrert norsk kristendomshistorie. Bergen. 2002. С. 21.

 

[liii] Undset S. Helgener. Ashehoug. Oslo. 1992. С. 69-71.

 

[liv] Sanmark A. Power and conversion – A comparative study of Christianization in Scandinavia. Uppsala University. 2004. С. 82.

 

[lv] Den Katoliske Kirke i Norge. Red. av J.W. Gran, E. Gunnes, L.R. Langslet. Oslo. 1993. С. 5.

 

[lvi] Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004. С. 36.

 

[lvii]См. разборисинхронизацияисторическихповествованийобОлаве Трюггвасоне: BaggeS.TheMakingofamisionaryking. // JournalofEnglishandGermanicPhilology. Vol. 105. N. 4. Oct. 2006. С. 473-513.

 

[lviii]См. подробнообиблиографиивопроса: Bagge S. Helgen, helt og statsbygger – Olav Tryggvason i norsk historieskrivning gjennom 700 år // Kongsmenn og krossmenn. Red. S. Supphellen. Trondheim. 1992. С. 21-38. Также: Andersen P.S.  Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995. С. 102-106.

 

[lix] Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004. С. 37.

 

[lx] Straum O. Norrøn tro og kristningen av Norge. Bergen. 2004. С. 37-38.

 

[lxi] Andersen P.S.  Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995. С. 101.

 

[lxii] Стурлусон Снорри. Круг Земной.  М. 1980. С. 133.

 

[lxiii] Более подробно см. Джаксон Т.Н. Четыре норвежских конунга на Руси. Москва. 2000.

 

[lxiv] Джаксон Т.Н. Четыре норвежских конунга на Руси. Москва. 2000. С. 49.

 

[lxv] Bergan H. Olav Tryggvason. Fra vikinghøvding i Russlan til kristningskonge i Norge 995-1000. Porsgrunn. 2009. С. 58.

 

[lxvi] De Baumgarten N.Saint Vladimir et Conversion de la Russie // Orientalia Christiana Vol. XXVII. Roma. 1932.

 

[lxvii] De Baumgarten N.Olaf Tryggwison Roi de Norvege  // Orientalia Christiana Vol. XXVI. Roma. 1931.          

 

[lxviii] Филлипс А. свящ. Православная Исландия. Электронная версия:  http://www.pravoslavie.ru/put/1939.htm

Bugge A. Norges Historie. Vol.I-II. Kristiania. 1910. С. 328.

 

[lxix] Larsen K. A History of Norway. New York. 1948. С. 95.

 

[lxx] Andersen P.S. Samlingen av Norge og kristningen av landet 800-1130. Oslo. 1995. С. 102.

 

[lxxi] Есть мнение, что скандинавские правители обращались в Англию за духовенством из-за боязни немецкого владычества. См. напр. Barlow F. The English Church 1000-1066. London and New York. 1979. С. 233.

 

[lxxii]СтурлусонСнорри.КругЗемной.  М. 1980. С. 10, С. 634.

 

[lxxiii]Alnæs K. Historien om Norge. Oslo. 1999. С. 194-196.

 

[lxxiv] Undset S. Helgener. Ashehoug. Oslo. 1992. С. 42.

 

[lxxv] Andrieu-Guitrancourt P. Histoire de l’Empire Normand et de sa civilization. Paris. 1978. С. 163.

Turville-Petre G. The Heroic Age of Scandinavia. Westport. Connecticut. 1976. С. 137.